Среда, 20.09.2017, 06:47
Сайт о колоколах и колокольчиках, о мире звучащей бронзы
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Ямской (дужный) колокольчик как физическое тело и сигнальное устройство [19]
Другие статьи [7]
История ямского (дужного) колокольчика и кустарного дужно-литейного промысла Росии [7]
Исторические колокола и звоны Украины [14]
Коллекционирование, исследования, атрибуция, каталогизация [10]
Колокольчики разного назначения [4]
Гужевая езда. Русская образцовая почта. [2]
Ученные-кампанологи России [4]
Ученные-кампанологи Украины [5]
Поиск
 Каталог статей
Главная » Статьи » Другие статьи

Колокольная конференция в городе Валдае 2012 года

Колокольная конференция в городе Валдае


В городе Валдае Новгородской губернии 26-27 октября сего года в порядке научной работы Ассоциации колокольного искусства России состоялась научно-практическая конференция «Колокольная коллекция. Вопросы комплектования, описания, хранения и экспонирования».

Организаторы конференции приложили большие усилия к обеспечению работы конференции, удобства участников и выполнении намеченного научного плана работы. Само по себе, это мероприятие – большое и важное событие в мире колокольной науки, предметом изучения которой есть колокола от великих до малых и их роль в истории и связь с современностью.

На конференции присутствовали, делали доклады и сообщения ученые и исследователи не только г. Москвы и Санкт-Петербурга, но и других городов и регионов России.



К большому огорчению, часть участников не смогли принять личное участие в работе конференции. Не выступили с докладами: 26.10 – Н.П.Большакова (п.Реведа, Муранская область), 27.10 – Москвичева Ю.В (г. Москва), Н.Г.Краснодембская, А.А.Свиридов (г. Санкт-Петербург), Е.С,Соболева (г. Санкт-Петербург), Т.Н.Ермолаева (г. Санкт-Петербург), С.Г.Тосин (г. Новосибирск), Е.П.Варакин (г. Санкт-Петербург), И.Р.Шульц (г. Новосибирск).

К огорчению, в рамках конференции не состоялась ожидаемая дискуссия и обмен мнениями относительно проблемных вопросов коллекционирования, описания, хранения и экспонирования колоколов и колокольчиков.

Хотя это и основная тема конференции, в ее ходе не нашли разрешения, даже не были поставлены острые вопросы, связанные с научными исследованиями колоколов и колокольчиков музеями и коллекционерами, порядка их описания, хранения, правовой защиты как самих колоколов так и их собраний.

Время и обстоятельства диктуют необходимость упорядочивания колокольных собраний, их научной обработки и описания, подготовки этих всех данных для каталогизации. Это огромная кропотливая работа, которая должна выполняться энтузиастами-исследователями, коллекционерами, научными работниками, музейщиками, с привлечением всех тех, кто любит и ценит колокола, требует организационного обеспечения, идентичности научной обработки материала. Вне зависимости от того, обсуждались ли эти вопросы на колокольной конференции или нет, обстоятельства жизни и работы с колоколами и колокольчиками требуют это делать тем, кто их любит, защищает и бережет.

Особое внимание, одобрение и обсуждение вызвали доклады: Коновалова И.В. (Москва), Яковлевой Н.П. (Валдай), Климина Е.А.(С.Петербург), Старастенкова С.А.(С.Петербург). С докладами выступали и прибывшие с Украины: Колтакова И.С., Сукач С.И.

И. С. КОЛТАКОВА, г. Глухов. Поддужный колокольчик в выставочной деятельности

Поддужный колокольчик в качестве предмета коллекционирования в Украине не столь популярен, как в России, однако отдельные коллекционеры-исследователи (С. Сукач г. Сумы, В. Логинов г. Волчанск Харьковской обл.) делают немало для его сохранения, изучения и популяризации. Я присоединилась к числу коллекционеров поддужных колокольчиков не так давно: первый колокольчик появился у меня в начале 2000-х гг. Коллекция насчитывает около 200 экземпляров и собрана, в основном, на территории г. Глухова и сёл Глуховского района. Несколько экземпляров попали в коллекцию из соседних Путивльского, Шосткинского, Ямпольского и Кролевецкого районов. Наличие поддужных колокольчиков в данном регионе обусловлено тем, что здесь проходило несколько почтовых трактов, важнейшим из которых был путь, соединявший Москву и Киев.

Изучая поддужные колокольчики, я убедилась в том, что они несут в себе много познавательной информации, являясь неотъемлемой частью быта на протяжении полутора веков. Они связаны с важными историческими событиями, ярко отображены в литературных произведениях, поэтому могут быть интересны не только для меня, но и для широкого круга людей, интересующихся историей. Так возникла идея выставок, которых состоялось три: в Духовно-просветительском центре монастыря Глинская пустынь, г. Глухов Сумской обл. (2008 г.), в Национальном заповеднике «Глухов» (2010 г.), в музее «Почтовая станция», г. Нежин Черниговской обл. (2012 г.)

Большое значение имеет процесс подготовки к выставке. Отбираются колокольчики различных колокололитейных центров. Далее они группируются по мастерам, составляется каталог выставки с подробным описанием каждого экземпляра, его фотографией и указанием имеющихся данных о мастерах. Кроме того, готовится информационный материал для посетителей выставки, в котором рассказывается об истории поддужного колокольчика, об интересных исторических документах, связанных с использованием колокольчика, об отличительных особенностях изделий различных центров литья и мастеров-литейщиков. Колокольные материалы дополняются изображением конской тройки, элементами упряжи и пр.

С.И.Сукач. Коллекционирование и научно-исследовательская работа

Часто коллекционеры не делают различий в понятии «коллекция» и «собрание». Коллекции отличаются от собраний степенью систематизированности материала, что является результатом постоянно проводимой научно-исследовательской работы по изучению коллекционных предметов. Научные материалы, добытые коллекционером-исследователем, в первую очередь, данные составляемых им описей предметов личной коллекции, впоследствии могут быть использованы составителями каталогов и введены в научный оборот.

Чем больше коллекция включает в себя предметов, тем более широкие и глубокие исследования вынужден производить коллекционер. Он всё больше и больше погружается в науку с целью получения знаний, необходимых для поисков совпадений и отличий в ряду аналогов — исследуемых им предметов. На следующем этапе исследований коллекционер уже озадачен выявлением закономерностей в исследуемом ряду однородных предметов и объективно существующих свойств, также как и отсутствием таковых. На этом этапе исследований одни группы аналогов рассыпаются, поскольку, как оказывается, не образуют общности, другие выстраиваются в новые группы и ряды по обнаруженной в них общности. Процесс этот не может быть окончен до тех пор, пока имеется предмет исследования. Это одно из оснований, по которому коллекции стремятся к росту, т.е. увеличению числа коллекционных предметов.

Небольшие собрания, а подчас и достаточно крупные, если они не исследуются, а лишь собираются для эстетического удовлетворения приобретателя, так и остаются всего лишь украшением интерьера.

Неизученные собрания самими владельцами часто ошибочно оцениваются с завышением истинной ценности и редкости материала. Подчас они содержат случайно попавшие в коллекционный ряд предметы, не относящиеся по своей природе к теме коллекционирования.

Отсутствие у собирателя полной и подробной описи коллекционного материала чревато большими сложностями в случаях его претензий по возврату тех предметов, которые выдавались им для временного экспонирования на выставках, а также из органов следствия в случаях изъятия по подозрению в неправомерном владении, либо в связи с хищением коллекционных вещей.

Тщательно описанный коллекционный материал делает возможным, на основе определения качества (ценности) каждого единичного предмета, оценить его в баллах в соответствии со специально разработанной таблицей.

Знания коллекционера-исследователя уникальны и драгоценны для науки. Они используются экспертами, научными работниками, поскольку узки и глубоки в профиле информации, относящейся к предмету коллекционирования. Весьма часто именно к коллекционерам-исследователям обращаются за разрешением сложных вопросов в области оценки исторических артефактов.

Главная задача коллекционирования состоит в сборе и обработке научных знаний о коллекционном предмете путем систематизации данных о нем, описания и каталогизации, введения в научный оборот. Обработанный таким образом научный материал может лечь в основу единых сводных каталогов.


***************************************************************************

ПОСТФАКТУМ

В недавно присланном письме, словно дополняя полемику о коллекционировании, его смысле и назначении, господин Шапкин (С-Петербург) полагает возможным разработать хотя бы некоторые основные его принципы и задачи, помнить о долге и обязанностях коллекционеров перед наукой и культурой, обеспечить правовую и научную защиту этого важного дела. Публикуем его письмо со статьей без изъятий, как и ответное, в продолжение полемики.

**************************************************************************

Ув. Сергей Иванович!Примите мои уверения в совершеннейшем к Вам почтении, как коллеге. С приложением моей интернет статьи. Информация о нас museum-radio.com

Владимир Шапкин.
Шапкин В.И. Коллекционное собирательство: причины и смысл

Цитата в начале: «Нет нигде и никаких стандартов - что и как НАДО коллекционировать.» Н.С.Трошкин, 2012 год. Профессиональный радиоинженер. В 1991 - 92 гг.  Главный инженер Музея Радио Шапкина В.И.

Незадолго до даты моего жизненного (численного) коловрата в 69 годочков, который, по романтическому определению есть период «только раз бывает в жизни счастье…», я имел с одной прекрасной духовно и физически леди длительное общение по вопросу приобретения у неё очень редкого фамильного радиоколлекционного предмета. Как корыстно меня подозревают в сети, и я принужден согласиться, интересы были весьма далеки от женских чар, духовности и пр. сентиментально-интимных колебаний высокой частоты, а имели чисто меркантильную подоплёку. А как иначе? Я бы не считал себя высоким профессионалом собирательства, если бы выслушивал эту даму с точки зрения полезности её духовных и телесных достоинств.

Что меня поразило в этом общении больше всего? В качестве последнего, решающего аргумента при установлении стоимости раритета, его владелица однозначно отнесла меня к человеку, а не к животному. Ибо инстинкт коллекционирования (а она его у меня диагностировала автоматически) присущ только человеку, как высшему представителю животного мира. А поскольку я не прочее животное, то и платить обязан «по-человечески»! То бишь, игнорируя экономические рыночные реалии.

Отсюда резонный вопрос. А что, собирательства, как такового, нет у высших животных  по меньшей мере? Ответ не в пользу нашей человеческой исключительности. И перелётные птички, которые при строительстве гнёздышка расклёвывают и беспощадно удаляют теплоизоляцию (стекловату!) ангара фондохранилища Национального музея Радио с принесением туда всякого тёплого пуха и защитных веточек, не являются собирателями? То есть, своеобразными коллекционерами. Причём, устроив его, они прилетают и занимают это место каждую весну!

Итог. Наше собирательство, вернее, тяга к нему, имеет, бесспорно, генетическую природу. Она заложена в нас биологически. Но человек отличается от остальных животных тем, что это собирательство превратил в собственную (интеллектуальную) прихоть. С биологической точки зрения не обязательную. Мы просто собираем нечто. Для себя, любимого. Мы от этого получаем эстетическое удовлетворение. Это чувство, в свою очередь, вызывает у нас сильнейшие биологические гормональные всплески удовольствия. У всех собирателей без исключения.

Присутствие биологического (генетического) компонента есть основа собирательства. Но начало его по срокам бесспорно случайно. По тем или иным жизненным обстоятельствам. Тем не менее, абсолютно точно можно установить мотив. Это неудовлетворённая в той или иной степени бывшая жизненная потребность. Естественно, материальная. Но обязательно связанная с собственным влечением или увлечением. У коллекционеров Старого Радио, к примеру, занятие радиотехникой в юности, по службе в Армии и пр. Не меньшим стимулом является и невозможность когда то ранее приобрести понравившуюся вещь, предмет. Собирательство - удовлетворение несбывшихся ранее желаний. Это всё можно (условно) поименовать общим чувством ностальгия. Томительная тяга к всегда сладкому прошлому. Человек сегодня переживает, что было у него тогда. Лучшее, естественно. Он восстанавливает чувственную сторону того, ушедшего.

В сети на форуме сайта antradio.ru и других поднялся и безответно тихо опустился сакраментальный вопрос – а что такое коллекционирование, и кого считать профессиональным коллекционером? Что является фундаментальным при отнесении собирателей к тому или иному классу?

Ответ, бесспорно, лежит в глубоком понимании сути собирательства. Она у человека одна. Это собственное эго. Но собирательство, в зависимости от социального значения, имеет три степени.

Первая, низшая. Это простое собирательство. К примеру, известный литературный персонаж Н.В.Гоголя из Мёртвых душ помещик Плюшкин является простым собирателем. Ему оно нужно для собственного эго удовлетворения. Помещик (дворянин соответственно) по своему материальному и общественному положению не нуждается в подобном. Но он не является коллекционером в полном смысле этого слова – у него нет тематичности. Он собирает что попало.

Вторая ступень в собирательстве, это появление обособленной темы. Предметы собирательства являются определённой группой, собранием. У которого есть один довлеющий признак. Иначе тема. Неважно, какой признак, но имеющийся у всех собираемых предметов. Это может быть собранием радиоприёмников, кукол, стаканов и пр. И первая и вторая ступени собирательства есть классическое удовлетворение собственного эго. Тематичность есть ступенька, позволяющая считать собирателя коллекционером. Выбор тематичности и коллекционная структура предметов в теме есть частное коллекционное дело. Но и она имеет только личностный характер. Почему? Здесь нет социума (общества). Большинство коллекционеров останавливается на этой ступеньке, не двигаясь дальше. Само коллекционирование, как нравственное состояние, в этом случае исчезает, и заменяется ничем не останавливаемым эго желанием – иметь то, чего нет у других. Много путей ведут в коллекционный тупик вырождения, но этот последний, заключительный.

Третья ступень - это профессиональное коллекционирование.  Когда вся масса тематически собранных предметов в той или иной степени предлагается для общественного использования. Неважно, зрелищности, просвещения, истории, науки, выработки административных решений и пр. Только при включении социума, как общественного потребителя коллекции, что является главным и единственным критерием, возводит коллекционера в степень профессионального.

Высшая ступень (итог) любого собирательства есть создание учреждения (музея). Неважно с какой формой собственности, но позволяющей на базе этого учреждения вести одновременно полный комплекс работ для социума. Прежде всего, это физическое сохранение предмета, затем его научное изучение и, наконец, с образовательным и культурно-просветительским использованием. Всё.

Вопросы музейной деятельности есть профессиональные и собственно к профессиональному коллекционированию прямо не относятся: они достаточно хорошо освещены в специальной литературе. Что касается профессионального коллекционирования, то оно, не выделяемое ранее, требует подробного рассмотрения. И лучше здесь исходить с точки зрения общих особенностей коллекционирования.

Первое и главное. Коллекционный смысл. Он появляется с первого коллекционного предмета. Он обязателен, хотя далеко не всегда выступает в явном виде. Это отношение  к предмету как памятнику человеческой истории и культуры. У обывателя и простого собирателя такого смысла нет. У коллекционера он всегда есть. Но для себя, для собственного эго. У профессионального коллекционера этот смысл фундаментален. Коллекционный предмет для него лично имеет меньшее значение, чем чувство того, что он причастен к великому социумному делу – сохранению материальной человеческой истории. Естественно, это также собственное эго. Но оно разделяется с ним другими. Это исключительно мощный, социальный фактор собственного удовлетворения. И тоже биолого-генетического порядка – человек животное стадное. Отдельно существовать он не в состоянии.

Второе. Профессиональный коллекционер есть хранитель. Хранитель в самом высоком значении этого слова. То есть хранитель истории, радиотехнической мысли и её материального воплощения в нашем случае. Отсюда, для профессионального коллекционера любые операции с приобретённым коллекционным предметом – продажа, обмен, дарение и т.д. есть запрещённые вещи. Они допустимы только в исключительных случаях и при тщательном взвешивании всех обстоятельств и только при наличии дублей.

Третье.  Профессиональный коллекционер никогда не делит предметы на хорошие или плохие, знаковые или не знаковые, высшего класса или низшего и т.д. Для него любой коллекционный  предмет есть памятник истории и культуры. И ничего более. Памятник либо есть, либо его нет.

Четвёртое. Профессиональный коллекционер при оценке коллекционного предмета никогда не измеряет его коммерческой стоимостью. Он никогда и ничего не делает с предметом для поднятия его рыночной (аукционной) стоимости. Цена его приобретения есть просто цена и она не имеет никаких коллекционных параметров. Это просто учётный фактор.

Пятое. Профессиональный коллекционер никогда не разделяет предметы по потребительским качествам. Он не продавец и не потребитель. Он собиратель.

Шестое. Профессиональный коллекционер никогда не оценивает предмет с точки зрения его редкости (встречаемости). Для него важна историческая ниша (научная, технологическая, социальная и пр.) коллекционного предмета. Так называемая раритетность (редкость) есть понятие рыночное и носит частный характер.

Седьмое. Профессиональный коллекционер никогда не вмешивается в предмет, за исключением его освобождения от посторонних или артефактных вмешательств. Любую реставрацию следует относить к нежелательным процессам и использовать её исключительно и только в тех случаях, когда состояние предмета не позволяет его использовать с теми или иными коллекционными и музейными целями. Но, в случае реплик или новодельности полностью утраченных частей, деталей предмета существенных ограничений нет. Эти вмешательства профессиональный коллекционер обязан отражать в легенде (описании) коллекционного предмета с максимальной степенью детализации.

Восьмое. Профессиональный коллекционер всегда помнит и учитывает общесоциальную значимость любого коллекционного предмета.

Девятое. Профессиональный коллекционер никогда не собирает предметы с точки зрения накопления, либо сохранения в них какого-либо денежного эквивалента. Он обязан при жизни принять все меры, что бы накопленный коллекционный фонд в последующем не разрушился от единичных продаж, и сохранился в цельном виде. При этом вопрос наследственности есть частный. Если он считает, что фонд сохранится у наследников (неважно, его родственников, иных частных лиц, корпоративных и государственных учреждений), он обязан сделать наследственное распоряжение при жизни. Любые рыночные отчуждения накопленного фонда обязаны в любом случае осуществляться целиком, без каких либо изъятий.

Десятое. Профессиональный коллекционер всегда относится к остальным, кто его окружает, как к пособникам или подсобникам в его профессиональном деле. Это всевозможные продавцы или профессиональные коммерсанты, аукционисты и просто спекулянты (барыги). Это всевозможные реставраторы и отдельные инженеры, рабочие или умельцы. Это собственники арендуемых помещений. Это сторонние деятели науки и муниципально-государственные администраторы. Это владельцы сетевых ресурсов, использующих нашу нишу в личных интересах. И прочие, включая заинтересованных. Все, кроме тех, кто занимается профессионально коллекционным или музейным делом. Это наши коллеги и друзья. Мы есть элита общества. Почему? Мы только даём ему, оно это всё только берёт от нас. И в подавляющем числе случаев норовит взять нагло и беспринципно.

Но это наша профессиональная коллекционная судьба. Мы избрали её сами. Это наше эго!

Национальный музей Радио, Петровское-Алабино,

31 октября 2012г. В день авторского жизненного коловрата.

Ответ господину Шапкину В.И.

Милостивый господин Шапкин!

Весьма тронут Вашим вниманием. С интересом, а в некоторых частях и с восторгом читал Вашу статью. Вновь и вновь возвращаясь к уже прочитанному, где соглашаясь, а где полемизируя с Вами, все больше уверялся в том, что имею дело с умным, проницательным, благородным и озабоченным проблемами коллекционирования человеком. Статья великолепно сложена, содержит оригинальный материал и делает Вам честь как самобытному автору. Вы из числа немногих, понимающих значение коллекционирования вообще, как явления культурной жизни общества, так и основ его природы в сознании личности коллекционера.

Поднимаемые вами вопросы важны, поскольку касаются первоистоков и смысла коллекционирования. Статья хороша не только тем, что умна и оригинальна, но и тем что полезна и принципиальна в вопросах, имеющих общественное значение.

Ее же недостатком является бездуховность. В наше время прагматизма, меркантильности, наживы и чистогана умные и благородные люди  - это люди, что живут сердцем. Самый большой трагизм во вселенском масштабе представляет собою смерть человека. Все равно какого. Жизнь конечна! Увы, и коллекций тоже. И это тоже трагично. И если с трагедией смерти, учитывая ее естественность, бороться бессмысленно, то с трагизмом гибели коллекций просто необходимо. Со смертью владельца они распадаются, пополняют собою другие, единичными экземплярами раздариваются на память, в лучшем же случае продаются всем скопом. хорошо если в музей. Чаще всего от собрания не остается ничего: ни памяти о собирателе, ни уникальности, ни редкости. Со временем исчезает и память о ней и ее создателе. Усилия коллекционера оказываются бессмысленны, траты пустыми, сам он либо смешен, либо одиозен, как упомянутый Вами гоголевский персонаж. А дело в том, что научная обработка и описание той красоты, которой является каждая коллекция, отдельного предмета и всего собрания вцелом и есть создание ее образа. Он документален, научен, строг, честен. Это образ не только коллекции, но и коллекционера. Этот образ и есть образ нетленной красоты, что переживет своего создателя.

До тех же пор, пока это не сделано, не введен в научный оборот весь её материал, чем делается официальная заявка в мир о существовании коллекции и отдельных её предметов она вроде бы и не существует. Её просто нет. Она существует даже не как коллекция, а как собрание для одного человека – её владельца.

Коллекции, благодаря своим владельцам, что заявили о себе публично, начинают жить другим – научно-духовным содержанием. Иные, физически существующие, лишь  тешат амбиции, удовлетворяют эстетические вкусы хозяев, но у них нет ни индивидуального лица, ни признания. Не дает этого даже экспонирование. Оно не более чем демонстрация красоты, а речь идет об официальности, научности и паспортизации. Русские крестьяне после реформы 1861 года утверждали: «Нет паспорта – нет человека, есть душа, она и без того свободна и вольна», а когда «нету пачпорту нету и человека, потому такому и воля не нужна».

Научной обработкой коллекционного материала, описанием ее по установленному порядку коллекционер выполняет свой долг и обязанность перед любовью к коллекционному предмету и собранию вцелом. Как известно, любовь порождает ответственность и обязательства! И в этом деле – любви к коллекции, накопленному неимоверными усилиями материалу, это возникает всенепременно. Не нужно закрывать на это глаза. Мы же любим свои коллекции бездумно, как язычники того деревянного божка, которого ежедневно необходимо мазать сметаной, думая при этом, что от этого будет больше сметаны и будут здоровы бараны. Я же не будучи ни язычником, ни бараном, верю сам по себе в то, что не ради сметаны, а ради дела науки, прогресса, красоты, которая, как известно, вечна, следует коллекционирование и коллекции любить действенной любовью.

Пишу вам не ради полемики или вежливости, а ради все той же работы, которую взялся выполнять вполне добровольно и осознано лет 25 тому: спасать от забвения и дураков, проходимцев и хапуг каждый дужный колокольчик, создания всеобъемлющей базы данных о них.

Даже  рассыпавшиеся коллекции, но описанные владельцами, научно обработанные, введенные в научный оборот, в этом случае живут как достояние культуры и науки, истории и всемирного наследия.

Я же, оставаясь романтиком, плывя под алыми парусами колокольной науки к еще не открывшимся берегам «полной каталогизации дужных (ямских) колокольчиков по центрам их литья в России», верю в дело науки и торжество разума коллекционеров, их ответственности, которую они взяли на себя перед историей и культурой.

Засим примите мою искреннюю благодарность за письмо-статью и участие в обсуждении проблем коллекционирования, имеющих поистине всемирное значение.

Сукач.С.И., Сумы, 2012




Категория: Другие статьи | Добавил: sun (04.12.2012)
Просмотров: 1164 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2017-2012
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Последние статьи
[22.07.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Большой колокол харьковского Свято - Благовещенского храма (0)
[21.07.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Колокол Якова Скоры (0)
[14.07.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Колокол Якова Скоры (0)
[20.05.2017]   [Другие статьи]
Колокола в собрании музея Свято-Покровского монастыря (0)
Сделать бесплатный сайт с uCoz