Четверг, 20.07.2017, 23:42
Сайт о колоколах и колокольчиках, о мире звучащей бронзы
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Ямской (дужный) колокольчик как физическое тело и сигнальное устройство [19]
Другие статьи [7]
История ямского (дужного) колокольчика и кустарного дужно-литейного промысла Росии [7]
Исторические колокола и звоны Украины [11]
Коллекционирование, исследования, атрибуция, каталогизация [10]
Колокольчики разного назначения [4]
Гужевая езда. Русская образцовая почта. [2]
Ученные-кампанологи России [4]
Ученные-кампанологи Украины [5]
Поиск
 Каталог статей
Главная » Статьи » Исторические колокола и звоны Украины

Украинский исторический колокол «КИЗИКЕРМЕН»

Украинский исторический колокол, шедевр колокололитейного искусства

«КИЗИКЕРМЕН» - символ национальной воинской доблести и славы.

(История создания. Гибель колокола: невежество или подлость)

 

“Среди знаменитых колоколов,
привлекавших внимание историков
и былинописателей, почитающихся
за большую историческую ценность
был кизикерменский колокол, висевший
на колокольне Полтавского Успенского
кафедрального собора”

Духин И.А.

По окончании национально-освободительной войны (1648 – 1654 г.г.) и свержения польско-литовского владычества в Украине еще долго сохранялась сложная военная обстановка. Вместе с тем, многое менялось в пользу мира. В последней четверти ХVII века в Украине стали больше лить колоколов, чем пушек. Это яркий и верный знак поворота жизни общества к миру и благоденствию. К концу ХVII века колокола отливались уже во множестве. К этому времени сложились центры литья колоколов в северо-восточной части Украины: в городе Глухове (ныне Сумская область) работали литейщики отец и сын Балашевичи: Иосиф Тимофеевич и Карп Иосифович (известны колокола, отлитые ими и их родственником Горлякевичем Иваном Васильевичем с 1699 по 1735 г.г.), В г. Новгороде-Северском (ныне Черниговская обл.) работал Иван Андреевич (1676, 1695, 1698, 1712 г.); в городах Почепе и Стародубе (ныне Брянская обл., Россия) работали Василий Яковлевич и мастер Макар, в г. Почепе – Григорий Яковлевич.

Одним из самых знаменитых в ту пору литейщиком колоколов был Афанасий Петрович из г. Киева. Слава о его колоколах была велика. В 1690 году он изготовил 100-пудовый колокол “Старший” для Киево-Выдубицкого монастыря, а в 1705 году – “Варлаамов” 800-пудовый колокол для Киево-Софийского собора. Он же является автором непревзойденного шедевра украинского колокололитейного искусства – колокола“Кизикермен”, отлитого в 1695 году.

История создания колокола «КИЗИКЕРМЕН»

История создания этого колокола необычна и овеяна гордостью за победу над турецкими войсками и взятия крепости “Кызы-Кермен”, что находилась в устье реки Днепр (ныне город Берислав Херсонской области).

В 1484 году на месте бывшей уже разрушенной литовской таможни «Витовтова мытница»турками была возведена крепость «Гази-Керман» (чаще называемая «Кызы-Кермен» с турецкого от слова «казы» - судья, «Судейская крепость», по другой версии «Девичья крепость». В изначальном ее варианте она была разрушена казаками. Каменная крепость отстроена в 1660 г. была опорным пунктом турецкого господства в Северном Причерноморье.

           

Турки, опираясь на боевую мощь крепости, препятствовали проходу по Днепру судов в Черное море. Этот диктат не мог более быть терпим, и были необходимы решительные военные действия по взятию крепости. Казаки постоянно угрожали Кызы-Кермену. В 1670 году Иван Сирко взял крепость в осаду и в течение года её почти разрушил. Летом 1687 года казаки, поддерживаемые солдатами, вновь уничтожили отстроенную турками крепость Кызы-Кермен. Упорством турок она была отстроена заново и их контроль и поборы за проплыв судов возобновились. В июне 1695 года 120 тысяч запорожских казаков, поддерживаемых стрельцами, осадили крепость. Тридцатого июля крепость пала. В качестве трофеев взяты 30 пушек. На этом война за проход в Черное море не закончилась. К 1696 году турки крепость восстановили. Весной 1697 года крепость Кызы-Кермен была вновь взята и окончательно уничтожена. За свободу плаванья сражались украинские войска под командованием гетмана Ивана Мазепы. Среди командиров отмечался полтавский полковник Павел Семенович Герцик. По его инициативе и благодаря проявленному старанию и настойчивости, командованием было решено из трофейных турецких пушек c добавлением металла (в том числе, как гласит предание, и 27 пудов (432 кг) серебра) отлить колокол в честь победы. Он был отлит в ноябре 1695 года и назван “Кизикермен”. Этот колокол был принят в войсках как символ победы и знак воинской славы. Всегда колокол был любим и почитаем не только полтавчанами, для которых он работал весь ХVIIІ век и первую четверть ХІХ в., но и всем народом. Многие хранили в памяти, когда и кем он был отлит, по какому случаю и чьими стараниями и заботами.

Более века он исправно нёс службу, призывая верующих к богослужению, напоминая о долге, чести и совести. В народе его звали “Субботним”, поскольку звонили в этот день в обязательном порядке.

К 1801 году по решению магистрата г. Полтавы была выстроена колокольня Успенского собора, на которой был установлен часовой механизм. От него к колоколу спустили специальный молот для осуществления боя часов. Это явилось єксплуатационной ошибкой, поскольку нагрузка на колокол увеличилась более чем вдвое. Об этом мы находим сведения у В. Е. Бучневича: «На четвертом ярусе (колокольни, устроенной магистратом 1801 года) были городские часы. Они существовали пока не разбился колокол. От часов этих остался лишь один остов, существовавший еще в 1870 году, а затем неизвестно когда окончательно уничтоженный или проданный – четыре металлических столбика, связанных между собою вверху и внизу, среди которых часы помещались, да большой молот, спущенный на толстой железной проволоке к краю колокола, а все прочее унесено было рукою времени».

Если местом удара молота был нижний край колокола (важное значение имеет конкретное место удара), то эта техническая и эксплуатационная ошибка, безусловно, приведшая к повреждению, в том числе, и к разрушению колокола. При любом положении, если такой удар часовым молотом наносился снаружи колокола, а не изнутри, как следует, то это прямой путь к разрушению. Все колокола имеют внутреннее натяжение и не рассчитаны на удары снаружи.

По мнению специалистов, язык самого колокола в 11 пудов 30 фунтов (188 кг) был излишне тяжел и разрушительно действовал на колокол.

О колоколе «Кизекермен» находим сведения в сборнике «Киевская старина» за 1886 год, это публикация того же В.Е.Бучневича: «По устройству и внешнему виду колокол носит печать старины: форма его продолговатее нынешних колоколов, стенки особенно у криве? (очевидно края, т.е. по низу) несоизмеримо толсты, поверхность чисто отделана и блестит более чем на других колоколах, язык имеет фигуру опрокинутого вверх «буракового стержня» и несколько искривлен (от автора: в старинных украинских колоколах иногда ставили язык, в ударной части похожий по форме на буряк, перевернутый вверх корешком, на изогнутой штанге (единое целое – сталь, ковка) для точного попадания соударяющихся поверхностей на линию боя). Сам колокол довольно велик и хотя весу в нем не означено, но судя по внешности, в нем будет до 160 пудов, а такой колокол для Полтавы был, конечно, редкостью по своей величине».

Кроме этого, В Бучневич сообщает, что впервые о колоколе «Кизекермен» писал учитель полтавской женской гимназии Степан Павлович Стеблин-Каменский. Его заметка была опубликована в «Русской Старине» за 1876 год (октябрьская книга, стр. 389-390). В этой заметке он сообщает о колоколе «Кизекермен», снятом со звонницы в апреле 1876 года в связи с образовавшейся продольной трещиной сверху донизу. По этой причине колокол уже давно не использовался для звонов.

Еще в более ранних архивных записях 1827 года упомянуто, что колокол дал трещину, от длительного звона в него. Это повреждение фактически лишало колокол звучания, и он более 50-ти лет не эксплуатировался. Оставаясь на своем месте, на звоннице, он служил украшением всего подбора колоколов, напоминая о том, как не хватает его мощного голоса в звонах. В 1864 году новый настоятель храма протоиерей И. Д. (фамилия неизвестна, значится в истории под этими буквами) осмотрев его, был поражен красотой, великолепной стройностью и строгостью декоров.

В 1876 году колокол сняли со звонницы и как памятник поместили у церковной ограды. Здесь он находился до 1890 года, когда над ним нависла угроза погибели. Новый настоятель собора протоиерей Николай Уралов стал требовать переплавки колокола. С настойчивостью и рвением для осуществления этого замысла, он обратился с соответствующим ходатайством к духовным властям. На это и последовало разрешение епископа полтавского Иллариона.

Этот колокол всегда привлекал к себе внимание и не только людей, которые его слышали и видели, но и звонарей, исследователей колоколов, ученых. О нем много писали в научных трудах о колоколах, но в то же время мало посвящено ему специальных исследовательских и научных работ. Сведения о нем мы находим у М.И. Пыляева “Исторические колокола” (1890 г.), у Н.И.Оловянишникова “История колоколов и колокололитейное искусство” (1912 г.), В.Е. Бучневича брошюра “Колокол “Кизикермен” (1883 г.), Модзалевского В.И. и Биднова В.А, у авторов – наших современников: Жолтовского П.Н., Савеги В.С., Духина И.А. С удивлением следует отметить, что описания колокола произведены весьма небрежно и неполно. Тексты приводятся с пропусками и заменой слов и букв, исключением, даже строчек в стихах. Такое впечатление, что колокол никто и никогда не измерял, не взвешивал, не переписывал с аккуратностью текстов, не фотографировал. Сохранились сведения о том, что управлением исторического музея г. Москвы производились гипсовые слепки и эстампаж с надписей, возможно и декоров непосредственно перед его переплавкой, когда надежды спасти его уже не оставалось. Где эти материалы? Сохранились ли они – неизвестно. Во всяком случае, о них никогда ничего не сообщалось. Замечательным и правдивым источником является брошюра В. Е. Бучневича, составленная в 1883 г.

По сообщению этого автора, колокол весил более 126 пудов, т. е. более 2000 кг., по другим источникам, колокол имел вес 150 – 160 пудов (2400 – 2560 кг.). На нем укреплен язык весом 11 пудов 30 фунтов (188 кг). Этот колокол заказной и предназначался в качестве подарка в храм г. Полтавы – родины полковника П.С. Герцика. Отливался он за его средства. Трудно представить какова была его цена в те времена, с чем она сравнима, но то, что это очень дорогое изделие, заказанное знаменитому мастеру, вполне очевидно. Видимо по причине большой стоимости колокола для частного лица, в качестве основного металла – меди, взяты трофейные турецкие пушки. Это обстоятельство могло также быть причиной образования трещины. Пушечная медь не является чистым металлом. Она может содержать примеси, что могло повлиять на качество металла колокола. Излишне “сухой” металл при большой нагрузке подвержен образованию микротрещин. Не обнаружение таковых или хотя бы одной единственной при дальнейшей эксплуатации приводит к расширению трещины и даже сколу частей.

Особенностью этого колокола, как отмечали исследователи и ученые, являлась его форма. Она не типична для колоколов украинского литья того времени. Возможно автор – Афанасий Петрович по согласованию с заказчиком придал колоколу больше стройности и пропорциональности по вертикали. Так, колокол явно более обычного “поднят” вверх. Поэтому он выглядит менее “грузным”, чем другие. Это достигнуто за счет некоторого уменьшения диаметра понизу и прибавки “роста”. Стенки у края утолщенные, но это не производит впечатления излишества массы в основании. Поверхность отлита аккуратно и чисто. Колокол весьма красив декорами, которые композиционно вписываются в его форму. Снизу и сверху он украшен лиственными гирляндами. Талантливо, с большим вкусом он декорирован изображениями: гербом, надписями. Всё это вместе взятое могло бы вызвать декорный перегруз, но этого не ощущается. Декоры, состоящие в гармонии с текстами, которых на колоколе действительно много, складываются в ансамбль истинной колокольной красоты. Специалисты-литейщики колоколов и несведущие в этом люди поражались вкусу его создателей. Колокол при его весе был элегантно строен и красив.

Парадность колокола очевидна. Да, и не странно, ведь колокол заказан военачальником – выправка здесь весьма к месту. На верхнем венце надпись: «РОКУ 1695 МЕСЯЦА НОВЕМРіЯ 10». На средней части плаща в терновом венце изображен восьмиконечный крест в сиянии. С противоположной стороны, на этом же месте изображен фамильный герб рода Герциков, в щите помещено сердце (HERZ) с четвероконечным крестом. Сверху: из страусовых перьев выходяшая рука со стрелой острием влево, а над ней дворянская корона. С третьей стороны Богоматерь в полный рост в овале с младенцем на руках и изображением у её головы херувимов, а внизу у самих ног – ангелов.

На колоколе много текстов в виде стихов. Выполнены они четко, с хорошо читаемыми шрифтами. По сторонам герба Герциков проставлены вертикально буквы с разделителями в виде точек: справа «Ц . В . З . П . С. » и слева: «И . П . В . И . П. »

В своей работе «Исторические колокола» Пыляев М.И. указывает, что буквы следует расшифровывать следующим порядком:

“ИХ ПРЕСВЕТЛЫХ ЦАРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ ВОЙСК ЗАПОРОЖСКИХ”

Привести же тексты стихов оказывается совсем непросто. В части источников они уже в русском (неудачном почти всегда) переводе с украинского (Духин И. А.), а в украинском тексте с пропуском строки (Жолтовский П.Н.), с неудачными трактовками отдельных слов, что приводит к потере смысла текста. Такое положение могло сложиться в результате неаккуратного списывания с колокола текстов; ошибок, допускаемых в дальнейших переписываниях текстов; неправильного перевода с украинского на русский и возвратного перевода с русского вновь на украинский. Обратившись к описанию колокола, составленному В. Е. Бучневичем когда колокол был доступен для исследования, находим, что стих на колоколе был следующего содержания: «… с четвертой стороны надпись силлабическими стихами, церковными литерами, с титлами и проч., которую приводим здесь с палеографической точностью (расставлены лишь знаки препинания):

“В РОКУ ТЫСЯЧА ШЕСТЬ СОТ ДЕВЯ(Т) ДЕСЯТ ПЯТО(М),

ПО СЛАВНОМ(М) КИЗИКЕРМЕНЕ О(Т) ХР -ТИАН ВЗЯТО(М)

ЗАЦ - РСТВА РОССКИХ Ц - РЕЙ ПЕТРА, ИОАННА,

ЗА ГЕТМАНСТВА МАЗЕПЫ Б - ГОМ ДАРОВАНА,

СООРУЖЕН Е(Т) ЗВОН СЕЙ КО Б - ЖИЕЙ СЛАВЕ

ДО ХРАМУ УСПЕНИА ВО ГРАД ПОЛТАВЕ

ИЗ ШТУК КАЗИКАРМЕНСКИ АРМА(Т)НЫХ ЗДОБЫЧНЫХ

З ПРИДА(Т)КАМИ МАТЕРИИ ДО ЗВОНА ПРИЛИЧНЫХ, -

КОШТО(М) ЕГО МЛ - ТИ ВОИСКА ПОЛТВСКИ(Х) ВОЖА,

ПАВЛА СЕМЕНОВИЧА, УКРАИНЫ СТРОЖА”

Внизу колокола отдельной строкой «ДЕЛАЛ АФАНАСИЙ ПЕТРОВИЧ»

Несколько слов, приведенных в тексте, требуют объяснения, поскольку вышли из лексикона и литературного использования или неправильно понимаются из-за текста на украинском языке:

  • 7-я строка – ИЗ ШТУК КАЗИКАРМЕНСКИ АРМА(Т)НЫХ ЗДОБЫЧНЫХ – т.е. единиц кизикерменских орудий – пушек, (по-украински «гармат»), «ЗДОБЫЧНЫХ», т.е. трофейных («здобыч» – по-украински – «добыча»).
  • 8-я строка З ПРИДА(Т)КАМИ, т.е «с добавлением» («придаток» по-украински – «добавка, приложение», МАТЕРИИ – материала, т. е. металла, которым являлась добавка олова и серебра), ДО ЗВОНА ПРИЛИЧНЫХ – для обеспечения красоты и силы звучания.
  • 9-я строка - КОШТО(М) – по-украински оплата деньгами («кошт» – «стоимость»), ЕГО МЛ – ТИ – милости, ВОИСКА ПОЛТВСКИ(Х) ВОЖА – («вож» – «вождь, командующий, военачальник»).
  • 10-я строка - ПАВЛА СЕМЕНОВИЧА, УКРАИНЫ СТРОЖА – «строжа», т.е. охранника, стражника, защитника, оборонителя.

Непонимание смысла отдельных слов текста построчно и повлекло массу ошибок в исследовательских работах, и главное, в текстах стихов, приводимых разными авторами. Появились слова – “возжи, стража, арматив, ароматных, армянских, полтавка воза, российских гармат, полтавские вожи, Украины стража”.

У П. Н. Жолтовского стих приведен так:

В РОКУ ТЫСЯЧА ШЕСТЬСОТ ДЕВЯТ ДЕСЯТ ПЯТОМ

ВО СЛАВНОМ КИЗИКЕРМЕНѢ ОТ ХРИСТІАН ВЗЯТОМ

ЗА ЦАРСТВА РОССКИХ ЦАРЕЙ ПЕТРА, ИОАННА… ”

(здесь после троеточия пропущена целая строка следующего содержания):

«– ЗА ГЕТЬМАНСТВО МАЗЕПЫ БОГОМ ДАРОВАНА – »

 

СООРУЖЕН ЕСТ ЗВОН СЕЙ КУ БОЖІЕЙ СЛАВѢ ДО

ХРАМУ УСПЕНИЯ ВО ГРАДѢ ПОЛТАВѢ

ИЗ ШТУК КИЗИКЕРМЕНСКИХ АРМАТНЫХ ЗДОБЫЧНЫХ

З ДОДАТКОМ МАТЕРІЙ ДО ЗВОНА ПРИЛИЧНЫХ

КОШТОМ ЕГО МИЛОСТИ ВОЙСК ПОЛТАВСКИХ ВОЖА

ПАВЛА СЕМЕНОВИЧА УКРАИНЫ СТРОЖА

 

Внизу под строками стиха надпись:

“ДѢЛАЛ АФАНАСІЙ ПЕТРОВИЧ”

Текст стиха, приведенный П.Н.Жолтовским, думается, взят уже с нового колокола – копии, поскольку этот автор приводит и дату отлива, указанную на копии: «НОЕВРИЯ 6 ДНЯ» (и не славянскими буквами и цифрами, а русскими), тогда как на оригинале «М-ЦА НОЕМВРіЯ ДНЯ I 10».

Колокол необычайной красоты и своеобразия, уникальный образец украинского литья, был гордостью полтавчан. Под его мерные удары несколько поколений осеняли себя Крестным Знамением, шли к причастию, крестили детей и отпевали умерших. Когда колокол не смог уже служить своими призывными звонами, он оставался на звоннице в качестве памятника украинского колокольного искусства. Когда его сняли с яруса рабочих колоколов, определив место у храма, колокол можно было видеть, читать тексты и любоваться декорами, он продолжал свое дело, молча оставаясь с народом. Вряд ли он кому-то мешал или мог быть нежелательным. Как могла вообще появиться идея уничтожения этого колокола? Неужели хоть кому-то такой памятник национальной культуры мог представляться ломом бронзы?

Гибель колокола

Протоиерей Н. Уралов был непоколебим в своем решении избавиться от колокола. Если он был ему неугоден по любой из причин, то проще всего было бы продать его как лом бронзы. Им же было принято решение перелить на новый. Этот новый мог быть каким угодно другим, несхожим с неугодным “Кизикерменом”, но почему-то было принято решение о переливе с целью создания копии. Если он для него был неугоден, то зачем отливать копию? Чем руководствовался Н. Уралов?

Возможно, он был хозяйственным человеком - педантом, не терпевшим ничего, что утратило свое прямое назначение. Возможно, он действовал не самостоятельно, а по чужой воле? Явно денег ни у него, ни по-видимому, даже у церкви на переливку колокола не было. Помещица Татьяна Александровна Старицкая пожертвовала на это дело одну тысячу рублей. Это значится уже на самом вновь отлитом колоколе-копии. Вокруг идеи перелива исторического колокола на копию развернулись дискуссии. Об этом говорили полтавчане, писали газеты. Видимо Н. Уралов, если он действовал самостоятельно, не понимал, что колокол “Кизикермен” даже в разбитом состоянии бесценен как памятник национальной украинской истории и культуры, колокололитейного искусства.

Поскольку решение о переливе и создании копии принималось не одним днем и обсуждалось в обществе, было время все оценить и взвесить, но он решения не менял. Если так, то с очевидностью ясно, что дело погубления колокола явно было спланировано властями или духовенством и обличено в форму дела «благородного» - не погубления, а создания копии. Сам колокол оказался, а возможно и всегда был неугодным, а его повреждение использовали как повод к уничтожению. Кому он мешал, чем вредил? Может выше Н. Уралова находился властный самодур и невежда? Что могло быть причиной принципиального решения о переливе и создании копии именно из металла этого исторического колокола, а не других, битых, или из чистых металлов?

Во-первых: колокол “Кизикермен” исторический памятник, символ победы войск, в том числе украинских запорожцев.

Во-вторых: колокол украинского литья знаменитого литейщика Афанасия Петровича из Киева и это бесспорно, поскольку он подписан автором. Таким образом, это исторический колокольный шедевр, являющийся образцом в колокололитейном деле, даже ныне более чем, через 300 лет после его изготовления.

В-третьих, он сооружен на средства частного лица жителя г. Полтавы и героя войны полковника П. С. Герцика, и поневоле увековечивал его благородный поступок.

В-четвертых: в тексте, расположенном на колоколе, упоминается гетман Иван Мазепа, чье имя было под политическим запретом вообще с петровских времен. Возможно в тексте стиха, приведенного в исследовательской работе П.Н. Жолтовского, строчка с именем Мазепы И. выпущена неслучайно. Всё это в совокупности или любой из этих доводов мог быть основанием к уничтожению колокола. Создание копии лишь прикрытие неблаговидности, более того, преступности такого дела, как уничтожение произведения искусства.

И еще одна параллель, о которой следует упомянуть и не только потому, что связана с другим украинским колоколом, отлитом в этом же 1890 году на заводе Павла Павловича Рыжова в пос. Песочин под Харьковом – серебряным “Царским колоколом”. Осенним днем 17 октября 1888 года случилось железнодорожное крушение царского поезда, следующего из Крыма, в котором царская семья и царь Александр III возвращались домой с летнего отдыха. Всё это произошло у железнодорожной станции Борки под Харьковом. Чудом спасся царь и вся его семья. В ознаменование чудесного спасения царской семьи было принято решение отлива серебряного “Царского колокола” здесь же в Харькове на колокольном заводе. Колокол был отлит 05.06.1890 г. О подготовке к литью и сборе народом серебра для колокола писали во многих газетах, что оказалось огромной рекламой данного завода.

Интересно, что колокол “Кизикермен” уничтожен расплавом 15.10.1890 г. Неслучайно приходят мысли о возможной зависти всех колокольных заводчиков страны, включая самого крупного, Николая Дмитриевича Финляндского, относительно изготовления колокола в Харькове на небольшом провинциальном заводе, а не в Москве. Возможно под эту “шумиху” и был уничтожен украинский колокольный шедевр, и его подменили копией. Параллель не заканчивается, поскольку и серебряный “Царский колокол” уничтожен расплавом на серебро, причем и здесь инициативу на себя приняли священники, выступившие с ходатайством об уничтожении колокола еще до революции 1917 г. Имеют ли эти факты связь?

На фоне происходивших событий с начала 1890 г., когда в защиту “Кизикермена” выступили полтавчане: интеллигенция, журналисты, музейщики, ученые, Николай Уралов был неумолим и никакие доводы на него не влияли. Возможно, он был только исполнителем воли, толи властей, то ли какого либо властного невежды – самодура? Лично Н. Уралов доставил колокол на завод Финляндского 23.04.1890 г., а затем расплавлен в его личном присутствии 15 октября. Так погиб колокол, украинский исторический памятник, уникальный и своеобразный образчик национального колокольного литья, овеянный славой и любовью народа.

Колокол-копия 8 декабря 1890 г. был доставлен в г. Полтаву и поднят на колокольню. Ныне он сохраняется в Полтавском краеведческом музее.

Колокол, отлитый на заводе Н. Д. Финляндского, не в полной мере повторяет подлинный и не может считаться его копией. Это вполне очевидно для тех, кто имеет изображение того и другого и пожелает визуально их сравнить.

Подлинный колокол «Кизикермен». Рисунок из книги И.А.Духина «Колокольные заводы Москвы»

Копия колокола «Кизикермен» в Полтавском краеведческом музее. Современное фото

Задумка изготовителей копии, состоящая в том, что её не с чем будет сравнивать, так как полного изображения оригинала не существует, не оправдалась. Изображение найдено. Это рисовка, но выполненная аккуратно в художественном смысле и грамотно в техническом. При сравнении мы видим, что великолепное украшение оригинала в виде короны (венца) утрачено. Её “сократили”. Никто не посчитал нужным заниматься формовкой этой сложной конфигурации. Эту часть колокола отлили в виде уродливого зацепа. Не вполне отвечает копия и своей формой: склонение плаща другое, нижняя часть колокола в копии выглядит более грубо массивной и упрощенной, уже близкой к существующим стандартам литья колоколов в XIX веке.

Утверждения современных исследователей, что декоры перенесены достаточно аккуратно и полно, несправедливы. От плеча и ниже на копию не перенесены декоры верхней части. Вся верхняя часть новой отливки конфигурацией не соответствует подлиннику. Гирлянды из листьев – нет, средняя часть вся «забита» текстом, в то время как на подлиннике достаточно и свободных мест. Тексты на копии выполнены более крупным шрифтом, уже современным, а не таким, что на подлиннике. Нижняя часть копии совершенно свободна от декоров, в то время как на оригинале она сплошь декорирована. При переносе текстов допущены ошибки в части датировки, стихах, исключена авторская подпись производителя Афанасия Петровича – «Делал Афанасий Петрович».

Не нужно быть специалистом, чтобы глядя на изображение подлинника и копии (см. фото выше), и выявить, что на копии фактически нет никаких декоров, кроме изображений Богоматери и герба Грецика. Великолепие колокола, состоящее в украшении лиственными гирляндами, декорами в нижней части, умышлено не перенеслось на копию. Копия оказалась «голой». Фактически на заводе Н.Д.Финляндского для изготовления копии колокола «Кизикермен» использовали готовую форму колокола, серийно отливавшегося здесь, т.е. товарного изделия по размеру, форме и весу близко подходящего к подлиннику и продали Н.Уралову традиционную товарную продукцию завода, называя ее копией лишь потому, что перенесли изображения и тексты с подлинника колокола, да еще и в свободной трактовке, на новое изделие, не имеющее даже связи с истинным колокольным шедевром . Не так, как было, а как им было удобней.

Складывается впечатление, что это не копия, а новый колокол, неудачно имитирующий подлинник. Эта неудачность не результат случайности, когда что-то не получилось на копии так, как это выглядело на подлиннике. Это явная изначальная задумка завода-изготовителя этой, так называемой, «копии». Думается, что никто из ученных, описывавших «Кизикермен» не сравнивал его с новой версией колокола, называемой копией.

Копия колокола «Кизикермен». Фото из книги П.Н.Жолтовского «Художнє лиття на Україні XIV-XVIII ст.»

Копия колокола «Кизикермен» в Полтавском краеведческом музее. Современное фото

Сравнивая колокол, ныне экспонируемый в Полтвском краеведческом музее - «копию» колокола «Кизикермен» и фото из книги Н.П.Жолтовского, становится очевидным, что подмены нет. Это один и тот же колокол, т.е. «копия», изготовленная на заводе Н.Д.Финляндского в 1890 году.

Мы доподлинно не знаем истории уничтожения колокола. Кто кроме известного Н. Уралова и администрации завода Н. Д. Финляндского отвечает за это варварство? Понимали ли ситуацию на заводе Н. Д. Финляндского? Думается, что понимали! Они сами изготовители колоколов, безусловно, знали, что уничтожают шедевр колокололитейного искусства. Если был неугоден “Кизикермен”, (его повреждение послужило лишь поводом к уничтожению), почему его просто не уничтожили без изготовления какой либо копии? Зачем нужна копия, когда подлинник в любом его состоянии, продолжает оставаться произведением искусства, шедевром, памятником, любимцем народа, тогда как копия не больше чем имитация, лишь наглядный экспонат для музея. Почему было необходимо использовать металл “Кизикермена” для отливки копии? Что, в России закончились колокольные металлы? Оригинальный колокол “Кизикермен” в поврежденном виде не мог конкурировать с новым – копией, поскольку был только памятником, символом. Его не пожелали оставить, что бы даже не сравнивать копию с подлинником.

Вот, что пишет об этом уважаемый и знаменитый московский исследователь И. А. Духин: «При переливке колокола изображения были соблюдены довольно точно. В надписях же допущены ошибки, а вместо надписи “Делал Афанасий Петрович” (которая полностью исключена) появилась надпись: “Перелит в 1890 году, в десятое лето царствования императора Александра III, на средства, пожертвованные действительным статским советником Аглаимовым и штабс-капитаном Петром Герасимовичем Петрашем из капитала Т. А. Старицкой”. В нижней части колокола надпись: “Лит в Москве в заводе Н. Д. Финляндского 119 п. 36 ф.” При переливке соблюдены прежние надписи и детали колокола. Под надписью изображение медалей, которым был награжден Финляндский».

И этим сказано всё! Без упоминания автора колокола Афанасия Петровича в его подписи “Делал Афанасий Петрович”, которую исключили, переливка шедевра оказалась не копией авторского изделия, а рядовым товарным колоколом, на который с ошибками перенесли только тексты и изображения. Этим нарушена историческая справедливость и закон об авторстве, существовавший в царской России. В этой надписи даже не значится название колокола «Кизикермен». Надпись начинается со слова «Лит». Что лито и из чего перелито? Если колокол, то какой, какого времени отлива, какого мастера, для какого храма? Ничего! Ни одного слова о том, что это украинский колокол!

Что же следовало написать на копии, сохраняя хотя бы сведения о подлиннике и его создателе, времени отлива, события, послужившего поводом к его изготовлению?

Думается, что простого содержания текст вполне был бы справедлив и достоин того: «Копия исторического колокола «Кизикермен» отлитого киевским мастером Афанасием Петровичем в 1695 году в честь победы войск и взятия крепости «Кизикермен». Переливка осуществлена заводом Н.Д.Финляндского в Москве в 1890 году». В этом случае, возможно, претензий было бы меньше.

Вместо этого мы с колокольной «копии» считываем фамилии Аглаимова и Петраша, очевидно душеприказчиков «благодетельницы» Старицкой Т.А., пожертвовавшей 1000 рублей на дело уничтожения колокола «Кизикермен» - колокололитейного памятника украинского народа. Кто они? Почему их имена увековечивают в бронзе на «копии» украинского колокола? Зачем на ней реклама завода Н.Д.Финляндского? Ни одного упоминания о колоколе «Кизикермен» на копии нет.

Разгадка тайных причин уничтожения колокола почти раскрыта. Уничтожением колокола “Кизикермен” исполнителями этого вандализма решены главные сокрываемые ими причины:

  • подмена украинского колокольного шедевра литья XVII века на колокол русского литья – «копию»;
  • присвоение славы и любви к историческому украинскому колоколу “Кизикермен”. Именно поэтому изъята строка о производителе и даже имя колокола.

Расчет на то, что в отсутствии подлинника – истинного шедевра, память о нем со временем исчезнет, не оправдался. Ожидания и уверенность создателей «копии» в том что она повечно будет представлять реальный колокол, но не исторический, не памятник и не шедевр колокололитейного искусства, в том же городе Полтаве и, главное, с тем же именем, так же не оправдалась. Глядя на «копию», будет ли так думать об этом посетитель музея: «тот ли это колокол, что отлит после событий взятия крепости Кызы-Кермен или другой?» Да кто уже лет через сто будет ставить такой вопрос, если и историю подлинного «Кизекермена» предать забвению? На это и рассчитывали погубители колокола. Здесь, на новом колоколе, кроме всего прочего, и полные сведения о новом производителе - Н.Д.Финлядском и его награды. Это хорошая реклама!

Исходя из изложенного, вряд ли можно считать колокол, отлитый заводом Н.Д.Финляндского в замен знаменитого украинского колокола «Кизикермен», его копией. Колокол, что представляет копию, по факту таковой не является.

Известно, что домыслы без доказательств и документов мало чего стоят и не совсем прав М. И. Пыляев, написавший в своей работе: «Памятник седой старины назначен к уничтожению по воле настоятеля Успенского кафедрального собора». Со всей очевидностью гибель «Кизекермена» – это спланированная акция властей и духовенства при поддержке крупных колокольных заводчиков, а Н.Уралов лишь рядовой исполнитель.

Невежество или подлость?! Остаётся лишь подумать о совести тех, кто сделал это недостойное, более того, постыдное и гадкое дело.

Время неумолимо движется вперед, в жизни многое меняется, но человечество обязано умнеть и расти духовно.

Будем достойны тех, кто создавал нашу культуру и историю.

С. Сукач, ноябрь – декабрь, 2016 г.

Список литературы

  1. Бучневич В. Е. «Колокол «Кизикермен»», брошюра, 1883 г.
  2. Бучневич В.Е. «Колокол «Кизикермен»», Киевская Старина, т.XVI. декабрь 1886г, стр. 747-749.
  3. Бучневич В. Е. «Записки о Полтаве и ее памятниках», 2-е изд., Полтава, 1902 г.
  4. Духин И. А. «Кизикерманский колокол». «Колокольный мир» Информационный бюллетень музея колоколов. № 7, Валдай, 2001 г.
  5. Духин И. А. «Колокольные заводы Москвы», изд. «Грошев Дизайн», Москва, 2004 г.
  6. Жолтовский П. Н. «Художнє лиття на Україні XIV – XVIII ст.», изд. «Наукова думка», Киев, 1973 г.
  7. Оловянишников Н. И. «История колоколов и колокольное искусство», изд. «Оловянишников Н. И. и с – вей», Москва, 1912 г.
  8. Пыляев М. И. «Исторические колокола», Исторический вестник TXLII, Санкт-Петербург, 1890 г.
  9. Пухначев Ю. В. «Загадки звучащего металла», Москва, 1974 г.
  10. Савега В. С. «Благовест. История колоколов, колокольного литья колоколов и колокольной бронзы», изд. «Пороги», Днепропетровск, 2000г.
  11. Хрунов В. И. «Колокольчики России. Статьи и библиография специалистов музейного дела и коллекционеров – исследователей», изд. «Химия и жизнь», Москва, 2000 г.
  12. Захарченко Р. «Минуле українських дзвонів на сторінках Київської старовини», журнал «Дзвони в історії і культурі народів світу». Науковий збірник, випуск 2., изд. «Твердиня», Луцьк, 2008 р.
Категория: Исторические колокола и звоны Украины | Добавил: sun (23.02.2017)
Просмотров: 154 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2017-2012
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Последние статьи
[20.05.2017]   [Другие статьи]
Колокола в собрании музея Свято-Покровского монастыря (0)
[15.05.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Колокол «Варлаам» на колокольне Софии Киевской (0)
[12.05.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Обыкновенное колокольное чудо (0)
[30.03.2017]   [Коллекционирование, исследования, атрибуция, каталогизация]
Твоя колокольная коллекция. Часть 2. (0)
Сделать бесплатный сайт с uCoz