Четверг, 20.07.2017, 23:41
Сайт о колоколах и колокольчиках, о мире звучащей бронзы
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Ямской (дужный) колокольчик как физическое тело и сигнальное устройство [19]
Другие статьи [7]
История ямского (дужного) колокольчика и кустарного дужно-литейного промысла Росии [7]
Исторические колокола и звоны Украины [11]
Коллекционирование, исследования, атрибуция, каталогизация [10]
Колокольчики разного назначения [4]
Гужевая езда. Русская образцовая почта. [2]
Ученные-кампанологи России [4]
Ученные-кампанологи Украины [5]
Поиск
 Каталог статей
Главная » Статьи » История ямского (дужного) колокольчика и кустарного дужно-литейного промысла Росии

Начальная (до 1802 года) история дужных колокольчиков

Начальная (до 1802 года) история дужных колокольчиков.

Причины выполнения на них надписей и декоров, датировки. Часть 2.

Время и наполняемость рынка аналогичной товарной продукцией требовало от производителей, для успешной реализации, всё новых и новых решений. Это привело к украшению колокольчиков оригинальными декорами, шрифтами, художественным оформлением отграничения надписей на юбках: дорожками, цветочными орнаментами, розетками, пальметами. Места для этого на узких юбках просто не хватало. Кроме этого литейщики на практике убедились в том, что чем выше в профиль буквы и декоры на юбках, тем хуже «грязнее» и глуше звучание. Декоры рано или поздно должны были «перебраться» на широкую и свободную полосу тулова. Многие исследователи полагают, что одним из начальных декоров тулова на дужных колокольчиках был орёл. Их в практике литья великое множество. Чаще всего встречаются одноглавые орлы с регалиями власти: скипетром и державой или без них. На колокольчиках неподписных форм встречаются двуглавые орлы очень уж похожие на тех, что в российском гербе. Они почти всегда плохого качества и на грубых отливках, а это свидетельство вторичного литья, чаще всего не валдайского происхождения.

Автор каталога – справочника ямских колокольчиков Ким В.А. одноглавых орлов, встречающихся на первичном литье не валдайского производства, назвал «польскими», полагаясь на их схожесть с орлом из польской геральдики и герба Польши.

О времени, когда такое изображение появилось на тулове впервые, единого мнения нет. То обстоятельство, что они могут быть на колокольчиках датированных первым – вторым десятилетием ХIХ века, не может быть бесспорным доказательством первенства в декорировании. Как правило, именно эти колокольчики относятся ко вторичному литью, изготовленному во второй половине ХIХ века.

Со времени опубликования книги Карповым Е.А. «Тело довезу, а за душу не ручаюсь» (Москва, издательство «Пробел», 2015 г.) спорной оказалась национальная принадлежность этого орла (как он предполагает на первичных отливках до 1802 года). Автор книги считает, что он вовсе и не «польский», и никакой другой, а только «прусский». Сам по себе этот спор не имеет никакого научного значения. Орёл может быть и не польским, и не прусским, как впрочем, и не русским, а не иметь вовсе никакой национальности. И это ровным счетом ничего не решает. Спор вовсе и не в этом. Автор книги Карпов Е.А. полагает, что сделал открытие в области не столько содержания декоров дужных колокольчиков, сколько начального времени выполнения на колокольчиках надписей и декоров, конечно, датировки, не той традиционной, что известна всем 1802 годом, а «привязки» колокольчиков с декором в виде двуглавых орлов ко времени воцарения Павла I (1796 г.). Даже еще ранее этого – времен Екатерины. Доказательства сводятся к тому, что во времена царствования Павла I, который был ориентирован в своей политике и вкусах на всё прусское, чиновники, угождая царю, велели на колокольчиках гужевых повозок, обслуживающих фельдъегерскую службу, помещать изображение прусских орлов. Конечно, любой и всякий, тем более исследователь истории тех давних времен, вправе допускать и «запускать» любые предположения или утверждения, вытекающие якобы из самой истории. Автор книги Карпов Е.А. может быть и прав, а в равной степени, и неправ, а эта неопределенность, происходит от несоблюдения научного требования: «от кого бы, не исходило утверждение или опровержение, оно не может быть принято за истину бездоказательно». Прежде чем что-либо твердо утверждать, надо хотя бы попытаться это доказать! Бремя доказывания всецело лежит на том, кто желает что-либо утверждать или опровергать. Правда, опровергать проще. Карпов Е.А. утверждает, без тени сомнения, следующее (дословно):

«Короткое правление императора Павла I (1796 – 1801 г.г.) было для колокольного промысла г. Валдая, пожалуй, самым интересным периодом. Именно, в это время на валдайских колокольчиках появились самые интересные рельефные изображения, первые литые надписи, и «виной» тому стал указ императора Павла I о создании фельдъегерской службы». (Стр. 27). И далее: «Фельдъегерскую службу в России учредил Павел I и сделал он её по образцу и подобию прусской. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на дужных колокольчиках фельдъегерских троек появился именно прусский орёл, бывший гербом Пруссии в ХVIII веке». (Стр. 29). Твердо утверждать такое, опираясь лишь на свой авторитет невозможно! Учреждение царём специальной фельдъегерской службы, по типу обустройства её на подобие прусской давно доказано. Помещение же прусских орлов, да еще в качестве декоров (тогда как они были символами государственной, притом даже власти другого государства), да не на каретах, ни на мундирах, а на тулове колокольчиков, которые не то что в рабочем состоянии (движении) не видны, но и не заметны, когда тройки стоят? Зачем такой мелочью, да и вовсе глупостью заниматься царю и властным чиновникам? Выходит так, что эти колокольчики специально заказывали на Валдае? И это во времена, когда декорирование колокольчиков здесь не производилось вовсе, поскольку было неизвестным и не применялось в литье. Выходит, что заказы обеспечивались технологическими рекомендациями властей «как это сделать»? Всё это весьма сомнительно и, главное, совершенно бездоказательно! Фельдъегерское дело, облеченное секретностью, состоявшее в доставке документов и распоряжений самого царя, а подчас и с его личной подписью, невозможно было раскрывать для публичности. Звон колокольчика вызывал внимание людей на дороге. Выходит, фельдъегерская служба афишировала своё передвижение на всех дорогах России и за её пределами? Декорами же на колокольчиках подтверждала что это повозка, перевозит секретные документы? Организационный уровень фельдъегерской службы был куда более выше и строже, чем, скажем, организация ординарной почты, гонявшей дорогами и не обязательно, с колокольчиком.

Пользовалась ли фельдъегерская служба ямскими колокольчиками вообще? Это требует розыска в архивах документов, изучения организации этой службы. Прежде, чем утверждать это, необходимо исследовать эти самые предполагаемые фельдъегерские колокольчики с «екатерининскими», «павловскими» и «прусскими» орлами не в качестве декоров, а связи их с валдайским литьём или возможно их иного происхождения. И ныне, так и неизвестно, где они отливались (не говоря уже о мастерах-литейщиках их авторов), являются ли они первичными авторскими или вторичными? Даже если это авторское литьё, то какие бы на них ни были орлы, только опираясь на их внешние данные, геральдический характер, нельзя судить о них как о раритетах валдайского литья, выполненного в ХVIII веке. Если они отливались не на Валдае и не в предполагаемое автором время, а это будет видно по характеру и особенностям литья, то проблема орлов, как средства доказывания времени и места литья колокольчиков, будет исчерпана сама собой. Сколько угодно обнаруживается в наше время искусно выполненных подделок. Они у знатоков вызывают восторг и восхищение своим качеством, доказательствами старинности отливок, но это всего лишь умело выполненные копии. Нельзя, опираясь исключительно на декоры, привязывать колокольчик к определенному месту его литья и времени производства. Даже датированные колокольчики нуждаются в тщательной атрибуции.

Приведенные ниже колокольные декоры из книги Е.Карпова лишь дают представление о том, какого они размера и содержания, но ничего не дают с точки зрения датировки изделий, и главное – места их происхождения и авторства.

Здесь и далее декоры колокольчиков (левая сторона) и комментарии автора (правая сторона) из книги Е.Карпова «Тело довезу, а за душу не ручаюсь», изд. «Пробел», Москва, 2015 г.

Подавать в исследовательской книге декоры какие бы то ни было, на чем бы они ни были, нельзя без их носителей, места их расположения и описания. Если они даны как картинки, что допустимо там, где они анализируются как самостоятельное художественное произведение, то в этом случае их носители могут и не подвергаться исследованию. В нашем же случае анализируется не столько содержание самого декора, сколько колокольчика, его носителя. Ведь речь идет о времени отлива колокольчиков до 1802 года с категорическим утверждением их валдайского происхождения. Декором, как средством, автор доказывает время его производства, связывает изображение с местом производства их носителя, т.е. самого колокольчика. А их то, мы, увы, и не видим. Остается лишь анализировать сами декоры. Из них все, кроме №5 (и то, с долей сомнения), приведены с колокольчиков вторичного литья. В комментарии к декору №3 автор сообщает, что «декоры сильно затерты, а возможно, приведены к такому состоянию умышленно». То что мы видим – не затертость и не спиленность, а результат низкого качества отлива, присущий вторичному, а тем более третичному литью. А если это так, то они неизвестно где, когда и кем созданы. Они не могут считаться тем доказательством, что дало бы возможность «привязать» их к валдайскому литью какого-то конкретного периода их отлива, тем более, до 1802 года.

Автор книги Карпов Е.А. усмотрел прусских орлов на свадебных валдайских колокольчиках, где по юбке изображены мелкие летящие птички (от одной до семи). [См. каталог-справочник Кима В. А. раздел 7/28, подраздел «Д», стр. 247 - «Декорированные свадебные колокольчики»], где по юбке надпись г. Валдай и летящие вверх птички. Вот, что пишет Карпов Е.А. (стр. 44): «Здесь следует заметить, что это не безымянные птички и не голуби, а эдакая реплика всё тех же прусских орлов».

Это датированное 1869 годом валдайское первичное литье. Определено Кимом В.А. как свадебный колокольчик. Эти колокольчики отливались валдайскими мастерами более 10 лет одной формы, размеров с различием по количеству птичек и датировки. Весьма звонкие и устойчивые в эксплуатации. Никакого отношения изображенные птички к символам власти не имеют, а вот символами супружеского согласия и любви являются. Достаточно обратиться к славянскому, в том числе и русскому фольклору, чтобы убедиться в том, что Ким В.А.был прав, озаглавив раздел как «свадебные колокольчики».

Если колокольчики, о которых идет речь, датированные, что отливались между 1869 г. и 1880 г. (см. тот же каталог-справочник Кима В. А., стр. 247), то какие уж тут орлы, да ещё и прусские? Какая фельдъегерская служба, какой царь Павел I и какая реплика?

Или это другие колокольчики, о которых пишет Карпов Е.А., с «летящими птичками» или здесь кроются еще какие-то ошибки. А дело в том, что в описи колокольчиков своей коллекции (стр. 395-396) автор книги «показал» похожих птичек, что и Ким В.А. в своем каталоге-справочнике (стр. 248). Если идти дальше в исследованиях и посмотреть на колокольчики с хорошим качеством литья этих декоров в виде птичек, то можно увидеть в их клювах нечто похожее на конверт, т.е. письмо, а на некоторых четко видно – «сердечко».

На этих декорах мы видим тех же летящих (парящих) птиц в другой интерпретации, чем на свадебных колокольчиках. Визуально они никак не походят на орлов, те же мелкие птички, возможно соколки.

Ну, разве могут быть это прусские орлы? Просто люди смотрят на одно и то же, но видят и понимают по-своему. Поэтому у Карпова Е.А. птички уже орлы и, конечно же, не с сердечками, а короной на голове. Более чем странно: летящие прусские орлы, увенчанные коронами? Впрочем, на приведенных декорах №19-22 и корон никаких уже нет.

Обратившись к описи коллекции автора, помещенной в той же книге, находим разделение колокольчиков по периодам их отлива в ХVIII веке и до 1802 г.:

  • с начала 1770-х по 1797 год;
  • с 1797 г. по 1802 г.

В раздел до 1797 года помещено в опись два колокольчика, а в раздел после этого года – 23 колокольчика. И это при том, что ни один из них не датирован. Основанием выделения в группу отлитых до 1797 г. двух колокольчиков (диаметром 118 мм и высотой 87 – 88 мм) является помещенные на них изображения четырёх двуглавых имперских орлов с распростертыми крыльями, увенчанных «большой» короной. Они названы автором «екатерининскими».

В группу, отлитых с 1797 г. по 1802 г. так же определены колокольчики по признаку наличия на них декоров в виде орлов – одноглавых, определяемых в одном случае как «павловские» и в другом – как «прусские». Сюда же определены и колокольчики с изображением всадников (гусар и драгун, гренадеров и казаков), летящих птичек (о которых шла речь выше), маскаронов в виде лиц «павловских солдат в париках».

Что касается орлов, приведенных в декорах под номерами №11-16, то они являются украшениями тулова колокольчиков, отлитых в иных центрах литья, никак не относящихся к Валдаю.

Эти отливки уже середины 60-х годов, чаще всего Пуреха и никакого отношения к фельдъегерской службе времен Павла I не имеют.

Возвращаясь к декорам №№19-22 (показанным ранее) следует усомниться в утверждении автора, что это те же прусские орлы, являющиеся символами власти. Почему автор решил, что это орлы? И что это символы власти? И что это якобы прусские мотивы? Из какого региона литья эти изображения, вновь поданные без их носителей? Это уже явно не первичное литье и не валдайского происхождения. Таких же птичек находим и во вторичном литье (см. Ким В.А., раздел 1, Архангельская губерния, стр. 55) Автор этого литья использовал валдайский колокольчик, убрав спиливанием слово, дату, чтобы выполнить новый текст на этом месте.

Тоже мы видим в книге Е.Карпова, декоры № 27-32,37,39, 40

На этих декорах изображены всадники. Сам декор, большой по размеру, по высоте занимает все тулово и по ширине таков, что более трех повторов на тулове не вмещается. Он сложен по содержанию, поскольку передает форму всадников, их амуницию, оружие. На большинстве отливок, что встречаются, он вообще «поплыл» - неразборчив, это свидетельство вторичности отливки этих декоров.

С большой долей сомнения только декор №39, возможно, первичного отлива. Все остальные – это вторичные и третичные отливки, выполненные неизвестно кем, когда и где. Необходимо искать носителей этих декоров в оригинале, где литье первичное без всяких сомнений в этом. Именно с этих колокольчиков взят декор в виде всадников, птичек, орлов, «павловских солдат в париках». Затем, как пишет автор Е.Карпов: «... его и растиражировали на других изделиях, выполненных не на Валдае». По Карпову Е. выходит, что первоначально эти все декоры были помещены на Валдайском литье. Его в книге мы не находим. Все приведенное вторичное. Тщательно исследовав сами колокольчики с которых сняты эти декоры, их происхождение, вторичного или даже более повторного литья, а затем сами декоры, их качество, бесспорно откроется истина, состоящая в том, что декор не валдайский, и колокольчик во вторичном литье тоже не валдайский. Что уж говорить о тех, что третичного литья.

Колокольчик третичной отливки неизвестно где кем и когда отлит. Использован в первоначальном варианте для отливки «вторички» валдайский колокольчик. Неизвестно где отливалась эта «вторичка», как и использование ее далее в качестве формовочной модели. Однако это не означает, что на валдайском колокольчике послужившим исходным для формовки вторичного литья, был этот декор в виде всадника. Он появился только на «вторичке» очень плохого качества, а на третичной отливке совсем «поплыл», как и буквы на юбке.

Автор предполагает, что наличие на колокольчиках такого сложного декора, как всадники, так же следует связывать с происхождением колокольчиков до 1802 года на Валдае. Он тщательным образом исследует сам декор: амуницию всадников, их оружие, форму, для того, чтобы подтвердить кто они, эти всадники: драгуны, казаки или гусары. Этим он доказывает и время появления декора на колокольчиках, т.е. доказательством появления декора на колокольчиках является время появления в российской армии этих всадников. Сам он понимает, что предмет доказывания не декор, а колокольчик, который он исключительно декором стремится «привязать» ко времени отлива до 1802 года.

Представленные в книге декоры всадников, без учета различия в их форме и вооружении, в подавляющих случаях, помещены на вторичном литье. Это видит и автор. Он сообщает, что качество отливки декоров «сомнительное». Сомнительное оно по той причине, что выполнялось во вторичном и третичном этапе литья неизвестными мастерами, никакого отношения к Валдаю не имеющих. Этих колокольчиков ни первичного, ни вторичного литья автор книги не приводит. Да и сами декоры (кроме всадников) мелкие и нечеткие, требующие профессиональной съемки. Эту работу, как думается, выполняли люди, пользовавшиеся плохой фототехникой, не являющиеся исследователями колокольчиков, и даже не профессионалы такой съемки. Зачем, опираясь лишь на содержание декоров, а не на сами колокольчики, на которых они нанесены, доказывать время происхождения этих отливок до 1802 года? Ведь такого качества литья настоящие литейщики Валдая никогда не могли производить. Их изделия – произведения искусства. Я смею утверждать, что таковыми они были и до 1802 года, хотя без надписей и декоров. Таких колокольчиков, да еще и с такими декорами валдайские литейщики никогда не производили. Профессиональная гордость им этого никогда бы не позволила.

Мой розыск первичных носителей декоров, так полюбившихся автору, задавшемся целью убедить всех в происхождении их на Валдае и до 1802 года, возможно и удался.

Обратившись к описи коллекции М.Б.Л. из города Орла, нашел следующие отливки колокольчиков:

Данные, взятые из этой коллекции (в части украшения колокольчиков изображением гербовых орлов) подтверждаются исследованиями Боева А.А. Оказывается, что изображения эти, уже в виде государственного герба времен Александра I и Николая I помещались (как единственное исключение из сложившейся практики литья дужных колокольчиков) на заказных колокольчиках, изготавливаемых по заказу почтового департамента Сибири для XI почтового округа Томской губернии. Отливали их здешние сибирские мастера.

На обнаруженном Боевым А.А. колокольчике, как пишет автор: «На верхней половине юбки отлита надпись «XI почтового округа », между словами помещено изображение двуглавого российского орла с распростертыми и опущенными крыльями, держащего в лапах венок и пучок стрел и далее – два скрещенных почтовых рожка»

Установлено, что нигде более в российской империи такого порядка не было. Это единичное поместное решение почтового ведомства Томской губернии. Как далее пишет автор: «Собраная информация позволила сделать еще один важный вывод – колокольчики эти отливались с 1830 по 1853 год, во время существования почтовых округов в Сибири» из книги А.А.Боева «По следам звонких странников, глава «XI почтовый округ», стр. 48, 51,53, 55»

Здесь же автор помещает следующую схему и пояснения к ней: «В рамках данного исследования особое внимание необходимо обратить на Томскую губернию, куда входили Каинская и Колыванская уездные почтовые конторы, поскольку только их названия упоминаются на надписях в колокольчиках».

Таким образом, мы находим аналогичные изображения в виде «двуглавых орлов с распростертыми крыльями и вензелями Александра I» в первом случае на колокольчиках мастера Василия Святухина из Кунгура, что работал с 1811 по 1823 год, как декоры тулова, а во втором в виде гербов на заказных колокольчиках, отлитых в 1830-1853 годах для 11 почтового округа Томской губернии. Возникает естественный вопрос: как эти изображения, будь они хоть декорами, хоть гербами, оказались на литье колокольчиков, как утверждает Карпов Е. валдайских мастеров, отлитых еще в 1770-1797 году?

Если допустить, что это первичные оригинальные авторские изделия, а затем справиться о времени работы этих литейщиков: Святухина Василия – с 1811 года, Гилева Поликарпа – с 1820, становится понятным, откуда и с какого времени литейщики вторичных отливок колокольчиков взяли такие декоры. Это те самые «екатерининские» и «павловские» орлы с распростертыми крыльями, маскаронами в виде «павловских солдат в париках» и всадниках, скачущих как вправо так и влево. Не могли литейщики Валдая, отливающие продукцию до 1802 года иметь те декоры, о которых сообщает Карпов Е., поскольку они не существовали вовсе. Ошибка произошла по той причине, что метод и средства доказывания времени отлива колокольчиков выбраны неверно.

И далее в каталоге-справочнике Кима В.А. в подтверждение данных из каталога М.Б.Л. в разделе 14/3 поз. 3к находим хорошо описанный колокольчик:

Здесь же поз. 4 с той же надписью по юбке:

Если в позиции  «4» Ким В.А. приводит колокольчик из чужой коллекции, который лишен возможности исследовать в металле, то в позиции «3к» его собственный. Значит, он исследовался в металле. Если бы он был вторичного литья, Ким В.А. это в обязательном порядке отметил, а если бы смог, то и свое мнение, с какого колокольчика и какого автора сняты декоры. Этой отметки нет! Значит, этот колокольчик первичного литья. Достаточно найти его, чтобы убедиться, что выполнен декор всадников в первоначальном авторском, т.е. оригинальном виде.

Не исследуя сами колокольчики с точки зрения времени и места их отлива, не сравнивая их с аналогичными, что отлиты несколькими годами позже, уже датированными и авторскими, не указывая чем же они связаны с валдайским литьем вообще, производится категорический вывод только об орлах, всадниках, маскаронах, как основополагающем основании места и времени их отлива. Это вовсе не научный подход для любого из исследователей дужного литья к такому важному вопросу, как атрибуция. Возможно, автор книги прав! Всё, так как он утверждает, но одной его личной уверенности мало. В науке никто никогда ничего на веру не принимает. Его идея о «екатерининских», «прусских» и «павловских» орлах, фельдъегерской службе, заказавшей специальные колокольчики, определении времени и места производства найденных им колокольчиков на основании лишь его голословного заявления, не может быть принята за истину!

Ныне, после долгих и многолетних исследований, добытых данных, сложилось мнение, что валдайские колокольчики т. е. истинные изделия мастеров литейщиков Валдая, вообще, а тем более те, что отливались в ХVIII веке, не имеют декоров на тулове, кроме декоративных кольцевых проточек. Заметить их на дошедших до нас экземплярах трудно. Они были проточены так поверхностно, что со временем (в 200 лет) вытерлись, как принято об этом сообщать в каталогах и описях – затерты. Иное следует доказывать! На основе комплексных исследований колокольчиков валдайских мастеров, отлитых в ХVIII веке (для выделения которых еще не выработаны необходимые научные методики временной атрибуции), важны выявления частных, порой самых мелких совпадений на первичных и вторичных отливках. Только тогда возможно получить результат, который так просто желает получить Е. Карпов. Любой другой подход, не опирающийся на фактические данные, научные методы исследования, не может быть принят как научный и объективный.

Принято считать, что первой датировкой на дужных колокольчиках является год, указанный на отливках валдайских мастеров – 1802 г. Эта дата во множестве экземпляров колокольчиков известна по изделиям мастеров, работавших в это время в г. Валдае и производивших товарные колокольчики. Как сообщает А. А. Глушецкий в книге «России бронзовое слово» на стр. 54: «Известен колокольчик тюменского мастера Алексея Шапошникова, датированный январем 1802 г. Надпись эта произведена на крыше, а сообщение об авторе на юбке».

«1802 ГОДА. МЕСЯЦА. ГЕNВАРЯ.» (крыша)

«ФАБРИКИ. АЛЕКСЕЯ ШАПОШНИКОВА. ТЮМЕНЬ.» (юбка)

Как полагает А.А. Глушецкий, (а на факте первенства в датировке настаивают и тюменские исследователи), наличие даже единственного экземпляра колокольчика, является достаточным доводом в приоритете начальной датировки дужных колокольчиков тюменскими литейщиками. Вместе с тем, то, что это единственный пока известный экземпляр с такой датировкой, где кроме года указан еще и месяц, да еще и январь, более порождает сомнения в его подлинности, чем уверенности в оригинальности этого изделия. Чтобы убедиться в том или другом, т. е. отвергнуть или принять это за доказательство, необходимо весьма тщательно изучить особенности литья колокольчиков мастерами Тюмени с самой ранней датировкой и затем всех других, особенно с надписями на крыше, личную практику литья Алексея Шапошникова. Только после этого изучать этот единственный, датированный январем 1802г. Вполне может оказаться, что этот колокольчик относится к вторичному, быстрее составному литью, и произведен не Алексеем Шапошниковым и не тюменскими мастерами, более того, что это современная подделка! Ведь уже неоднократно исследователи отмечали все более и более растущее число подделок, отлитых даже не в конце ХIХ века, а в конце ХХ века. Это результат возросшей цены на колокольчики, особенно редкие. Возможно ли такое и в этом случае? Вполне и это! Но возможно, что это единственный, чудом сохранившийся подлинный экземпляр мастера Алексея Шапошникова, датированный именно январем 1802 года? Конечно, и это может быть! Попробуем произвести хоть какой-то анализ того материала, что имеем, чтобы попытаться развеять сомнения и доказать истинность.

Из материалов, оказавшихся доступными мне, известно, что колокольчиков тюменского мастера Алексея Шапошникова в научном обороте представлено более десяти. Все они описаны чаще всего плохо, даже самых основных физических величин не указывается, фото нет, прорисовок с текстов тоже нет, множество ошибок в порядке постановки слов, пропуски букв, разделителей между словами, не указано место надписи и т.д.

В каталоге-справочнике Кима В. А. раздел 10/8, стр. 308 – приведено три экземпляра, из которых, ни один не датирован, ни один не имеет надписи на крыше:

1. «ФАБРИКА * АЛЕКСЕЯ * ШАПОШНИКОВА* ТЮМЕNЬ» (ю)

ф. –Вал, д – 120, в – 90, у – 14, кр – 2 яруса

тул. глад, п – 1 вал, петля – провол. – кр. 3 – 12 пл. – ср. (3)

2. «ФАБРИКА АЛЕХСЯ ШАПОШНИКОВА ТЮМЕNЬ» (ю)

д - 115

3. «ФАБРИКИ АЛЕXЕА ШАПОШНИКОВА ТЮМЕNЬ» (ю)

ф. – Вал. д – 112, в – 80, у – 17, пл – ср 3, м – 525, с – 5

Из книги Карпова Е. А. в описи коллекции (стр. 464) два экземпляра:

4. «1808. ГОДА. МЕСЕЦА. ГЕНВАРѦ. 2Ч» (кр)

ф. – Валд. д – 87, в – 62, у – 17 пет. пров. круг.

Составитель описи указывает, что авторство Алексея Шапошникова предположительно.

5. «ФАБРИКИ АЛЕКЕѦ ШАПОШNИКОВА . ТЮМЕNЬ.»

ф. - Валд. д – 112, в -85, у -17 пет. пров. п/круг.

Из книги А. А. Глушецкого «Колокольное дело в России во второй половине ХVIII – начале ХХ века» (стр. 475) – два экземпляра:

6. «1802 ГОДА. МЕСЯЦА. ГЕNВАРЯ» (кр)

«ФАБРИКА АЛЕКСЕЯ ШАПОШНИКОВА ТЮМЕНЬ» (ю)

7. «ФАБРИКИ АЛЕYЯ. ШАПОШНИКОВА. ТЮМЕNЬ.»

Из книги А. А. Глушецкого «России бронзовое слово» два экземпляра:

Обнаружен В. Н. Дружининым (г. Курган)

8. «1802 ГОДА. МЕСЯЦА. ГЕNВАРЯ» (кр)

«ФАБРИКИ АЛЕКСЕЯ ШАПОШНИКОВА ТЮМЕNЬ» (ю)

Обнаружен В. Е. Ефремовым (г. Тюмень)

9. «МЕСЯЦА ГЕNВАРЯ 1802 ГОДА» (кр)

«ТЮМЕНЬ ФАБРИКА АЛЕКСЕЯ ШАПОШНИКОВА» (ю)

Из книги М. В. Сурова «Вологодчина: невостребованная древность», раздел ХIV, поз. 12 и 13, стр. 335 два недатированных экземпляра с надписью (очевидно по юбке автором точно не указано):

10. «ФАБРИКА. АЛЕКСЕЯ. ШАПОШНИКОВА. ТЮМЕNЬ.»

д – 118, в – 104, м – 608.

11. «ФАБРИКИ. АЛЕХЕА ШАПОШНИКОВА. ТЮМЕНЬ» (ю)

д – 110, в – 97, м – 523

Из брошюры В. А. Ефремова, 1997 г. «Ямские колокольчики Тюмени и Шадринска» описано 2 экземпляра:

12. «1802 ГОДА. МЕСЯЦА. ГЕNВАРЯ» (кр)

«ФАБРИКА. АЛЕКСЕЯ. ШАПОШНИКОВА. ТЮМЕNЬ» (ю)

д – 115 мм, высота без уха – 83 мм, ухо – 17 мм

13. «ФАБРИКА. АЛЕКСЕЯ. ШАПОШНИКОВА. ТЮМЕNЬ» (ю)

д – 114 мм, в – 82 мм

Из каталога В. И. Хрунова «Колокольчики России», 2000 г. – описан 1 экземпляр:

14. «ФАБРИКИ. АЛЕХЕЯ. ШАПОШНИКОВА. ТЮМЕNЬ» (ю)

ф. –Валд., д – 112 мм, в – 97 мм, у – 17 мм, пло – 3, м – 525, с – 5.

ПРИМЕЧАНИЕ: Колокольчик, показанный в каталоге Валдайского музея «Поддужные, подшейные колокольчики, бубенцы и ботала» в разделе «Фабрика Алексея Шапошникова» колокольчик № 590 (стр. 114) с надписью по юбке: «ВАЛДАЙ», а с изнанки юбки: «ШАПОШНИКОВА СЪ СЕРЕБРОМЪ» ф. – Валд., д– 125, в – 103, у – 21, тул – гладк, кр – сл.вып., поя – 1 вал – 1 жел, пет – кован. круг. с большой вероятностью, произведен на заводе М. М. Трошина, либо еще позже на заводе товарищества И. М. Трошина и А. И. Бадянова. Несмотря на фамилию «Шапошникова» отношения к тюменскому литью он не имеет.

Из этих данных следует, что в составленной описи значащиеся колокольчики под № 6, 8, 9, 12 из различных источников, фактически представляют один и тот же колокольчик, т. е. спорный, как и колокольчики под номером № 3, 7, 11, 14 являются одним и тем же экземпляром.

Спорный колокольчик с датировкой январём 1802 года сравнить не с чем, поскольку остальные все не датированы. Есть датированный только № 4 не авторский, т. е. без упоминания фамилии мастера. Составитель описи отметил, что он лишь предполагает авторство Алексея Шапошникова, поскольку надпись произведена на крыше. Этот экземпляр датирован 1808 годом и имеет характерное отличие в написании слова «МЕСЕЦА» (через букву «Е»), слово « ГЕNВАРѦ» (через юс малый «Ѧ» старого алфавита) и в окончании цифра «2» и знак «Ч» или если слитно, то цифра «24». (Автор описи поясняет, что следует понимать «второго числа». Такая трактовка - спорная: цифра «4» часто выглядела в написании именно как буква «Ч»). Кроме № 4 ни один не датирован. Возможно, колокольчики мастер Алексей Шапошников вовсе не датировал. Если он в 1802 году работал и датировал колокольчики январем 1802 г. почему не повторял этот приём и дальше? Этот колокольчик отлит на шесть лет раньше, чем № 4. На нем правописание слова «МЕСЯЦА» через «Я» и вновь в слове «ГЕNВАРЯ» через «Я», тогда как на колокольчике № 4 через букву «Ѧ» (юс малый старого правописания). Возможно, этот колокольчик № 4 вовсе отлит не Алексеем Шапошниковым? Тогда он в опись колокольчиков этого мастера внесен безосновательно. При любом положении, допуская, что оба колокольчика Алексея Шапошникова, то спорный, отлитый на шесть лет раньше другого, имеет более совершенное грамматическое написание.

Из практики литья колокольчиков в г. Тюмени мастерами Шапошниковыми Василием и Шапошниковым Давидом которые датированы 1807 годом, усматривается, что они имели надписи на крыше, т.е. сходные по месту расположения текста со спорным колокольчиком Алексея Шапошникова.

Колокольные работы Шапошникова Василия Михайловича. Последние три с изображениями всадников на тулове.

Колокольчики Шапошникова Давыда Михайловича с надписями на крыше вокруг уха. Характерным является то, что надписи на крыше на всех приведенных колокольчиках размещены только вокруг уха, а не на краю крыши у плеча, где места для надписи значительно больше, и то, что сама надпись состоит из одного слова «Шапошников»

Думается, что все они работали в одно и то же время. Выводы сделать весьма сложно, поскольку атрибуция требует работы с колокольчиками в металле. Ещё раз, уже из первоисточника об обнаружении колокольчика тюменским исследователем В.А. Ефремовым. Вот, что оно пишет в своей работе об этом колокольчике:

«Автору (т.е ему) удалось найти подтверждение своим предположениям, ознакомившись с коллекцией колокольчиков (отлитых в Урало-Сибирском регионе), жителя г. Кургана В.М. Дружинина! В его коллекции и находится этот колокольчик, на крыше которого надпись « МЕСЯЦА ГЕНВАРЯ 1802 ГОДА», а по юбке «ТЮМЕНЬ ФАБРИКА АЛЕКСЕЯ ШАПОШНИКОВА».

Интересно, что в имени мастера сочетание двух согласных звуков «КС» выражены буквой «КСИ», а буква «Я» передана буквой «Ѧ» (юс малый) церковно-славянской азбуки. Эта находка позволяет утверждать (на данный момент), что первыми начали выпускать подписные поддужные колокольчики тюменцы, а не валдайцы, так как при одновременном их начале производства в 1802 году, сибиряки отлили их в январе, т.е. в самом начале года!». Вот это как раз с полной уверенностью утверждать и нельзя! Впрочем, как и голословно отвергать сам факт такой надписи и самого колокольчика. Нужен тщательный анализ множества колокольчиков, чтобы выявить его подлинность. И с этим колокольчиком может быть такая же история происхождения надписи, как предложенная Е.А. Карповым – ошибкой формовщика, допустившего перестановку цифр «О» и «2» – возможно это 1820 год? Работал ли Алексей Шапошников в 1820 году? Во всяком случае, есть подписные по юбке колокольчики, датированные 1820 годом Василия Шапошникова.

И в данном случае большая вероятность в том, что этот спорный колокольчик является составным вторичным литьем: тексты отформованы с колокольчика первичного литья, а тело колокольчика – со специально изготовленной формовочной модели. Что касается данного текста, помещенного на крыше, то здесь возможна явная подделка. Внимательно изучая фото колокольчика Алексея Шапошникова, любой обратит внимание на буквы, из которых составлена надпись по юбке.

Фото колокольчика Алексея Шапошникова (возможно единственное), приведено здесь для иллюстрации шрифтов, которые автор использовал в надписи по юбке. Они грубые, крупные, неаккуратные. Надписи на крыше нет. Следовательно, он не тот, что спорный, но, думается, близкий по форме к спорному. Если спорный колокольчик датирован январем 1802 года, то маловероятно, что на его крыше надпись производилась таким невыработанным шрифтом, как на приведенном. Здесь на крыше ограниченное место, а на спорном, как известно, помещено три слова и дата «1802 года месяца генваря», т.е. 21 буква, а по юбке в надписи 31 буква. Текст на крыше в 1/3 меньше по длине юбочного. Необходим четкий, ясный и достаточно мелкий шрифт чтобы все поместить даже по краю крыши, хотя практика расположения здесь текстов у тюменских мастеров - вокруг уха. Другого более длинного пространства нет. Если все колокольчики отлива Алексея Шапошникова имеют такой же шрифт, как на фото, то текст просто бы не уместился на крыше того колокольчика, что якобы отлит в январе 1802 года. Если это так, то это подделка, грубая, без заботы тех, кто ее изготавливал, о том, что их отливку будут изучать!

Все же, «спорный» – это вторичное литьё с заменой имени литейщика? Может ли это с январем 1802 года быть правдой? Конечно, может! Для этого необходимы исследования в металле спорного или поиски нового, если исследования спорного будут отрицательными.

Редко, но отдельные тюменские исследователи упоминают в описях о петлях колокольчиков. Они всегда изготовлены из проволоки. Так, Ким В. А. описывая колокольчик № 1, указывает, что петля «проволочная круглая (3 мм. в сечении и диаметром 12 мм)», то же указывает в описи и Карпов Е.А. (относительно колокольчиков № 4, 5). Проволока – заводское изделие, которое вырабатывается не ковкой. Это прокат – заводское изделие, изготавливаемое на прокатных станках.. Её получают на специальном оборудовании. Она круглая по сечению и не имеет нигде следов ударов по горячему металлу. Следует дознаться: была ли такая продукция, как проволока, изделием русских заводов до 1802 года, в частности на Урале и Зауралье? Если такой продукции не было, то все колокольчики, у которых петли из проволоки, являются вторичным литьем, изготовленным позже времени её (проволоки) появления как товарного изделия. Ким В.А. не исследовал в металле ни один из трёх описанных им колокольчиков. Исходя из этого, не проверял их и на вторичность литья.

В тюменском регионе, как и везде, вторичный порядок литья существовал и этим пользовались в ХIХ веке вполне. Следовательно, в описях всех известных колокольчиков тюменских мастеров это следует отмечать.

Исследователь Дунаев Ю.А. в статье «Производство поддужных колокольчиков Тюмени, Нижегородской губернии и Урале» (Колокола. История и современность. Издательство «Наука», 1985 г.) пишет: «Можно предполагать, что тюменцы отливали звонкий товар еще в ХVIII веке, поскольку меднолитейное производство в городе (Тюмень) развито с ХVII века. Подтвердить предположение не удается, так как тюменские мастера не ставили автографов на своих первых изделиях. До наших дней сохранилась продукция мастеров, работающих в самом начале ХIХ века. В коллекции автора имеется колокольчик, изготовленный в 1807 году».

Пока существует сомнение в подлинности (оригинальности) спорного колокольчика с датировкой январем 1802 года мастера Алексея Шапошникова, он не может быть принят наукой, как состоявшийся доказанный факт, тем более породить сомнение в приоритете валдайских мастеров в первичной датировке дужных колокольчиков. Кто сделает эту экспертную работу? В первую очередь, надежда на тюменских исследователей. Они знают, более других, особенности здешнего литья и его историю, особенности литья каждого из мастеров. Сохранившиеся колокольчики мастера Алексея Шапошникова (до десяти экземпляров), необходимо тщательно изучить. Таких исследований пока, как думается, не проводилось вовсе. Все полученные данные изложить в описях, прорисовках надписей, фотографиях. Частности, повторяющиеся на отливках, важны для атрибуции. Выявлять их на спорном колокольчике – это путь к установлению истины.

Версия о приоритете датировки колокольчиков тюменскими мастерами продолжает пребывать лишь в области предположения.

Какова же причина датировки колокольчиков? Все дужные колокольчики, на взгляд непосвященного, по форме и даже по размерам одинаковы. На выставках колокольных коллекций таким неподготовленным людям скучно. В таком же положении и покупатель колокольчика. Однажды он, выбрав один понравившийся из их многообразия, уже не имеет побудительного желания купить еще такой же. В случае если на колокольчике производится ежегодно новая датировка, ямщики, да и крестьяне, что побогаче, могли покупать их несколько, хоть к каждому новому году. Одни, отмечая рождение ребенка, как бы подарок новорожденному и его семье, другие на свадьбу, юбилеи. Могли покупать их просто напамять. Датированный колокольчик всегда был хорошим подарком. Обеспечение колокольчика текстом и датировкой усложняет его производство в разы. Это обстоятельство сказывается на увеличении его себестоимости. Производя колокольчики массово, т.е. сотнями или даже тысячами, их изготовитель вынужден был совершенствовать технологические процессы, в том числе и в нанесении текстов, разделять процесс изготовления на многие технологические операции и этапы. А.А.Глушецкий, в уже упоминаемой книге пишет: «Прослеживается зависимость между объемами производства конкретного изготовителя и количеством отливаемых его мастерской недатированных изделий. Чем больше объемы производства, тем больше недатированных изделий». Это правило отслеживается не только в практике литья колокольчиков на Валдае, но буквально во всех других колокольных центрах. Исходя из этого, следует вывод, что датировка на колокольчиках имеет прямую связь не только с их удорожанием в производстве, но и более высокой отпускной ценой, и главное, лучшей реализацией. Как текстовка колокольчиков, так и их датировка, является удачным рекламным приёмом, явно обеспечивающим повышенный спрос».

Другую, не коммерческую, природу этого явления высказал Ким В.А. Он подал мысль о том, что «введение в практику отливки колокольчиков датировки могло быть не случайным явлением, а обеспечивалось указанием властей». Такая версия могла бы быть подкреплена тем, что именно в 1802 году в Российской Империи впервые были учреждены министерства и ведомства. Департамент почт стал относиться к министерству внутренних дел. Возможно, именно по указанию департамента почт и сделано такое распоряжение? Но и такое предположение из маловероятных по уже приведенным мною мотивам.

Начальная история (до 1802 года) дужного колокольчика слабо прослеживается документальными материалами. В большинстве все, что мы знаем об этом, из области предположений, допущений и догадок. Эта неизвестность многих исследователей побуждает к поискам в архивах, изучению местной истории, жизни литейщиков по памяти их потомков, исследований самих колокольчиков, истории их производства и технологических процессов литья цветных металлов.

Каждый вправе иметь свое мнение, но нелепо при таком положении быть категоричным и безапелляционным.

Истина есть правда. Последняя требует доказательств.

С. Сукач

сентябрь 2016– январь 2017 г.

Используемая литература в части фотоисточников декоров:

1. Карпов Е.А. «Тело довезу, а за душу не ручаюсь», изд. «Пробел», Москва, 2015 г.

2. Глушецкий А.А. «Колокольное дело в России во второй половине XVIII – начале XX века. Энциклопедия литейщиков», изд. дом «Экономическая газета», Москва, 2010 г.

3. Боев А.А. «По следам звонких странников. Сборник статей о колоколах и колокольчиках», изд. дом Академии имени Н.Е. Жуковского, Москва, 2015 г.

Категория: История ямского (дужного) колокольчика и кустарного дужно-литейного промысла Росии | Добавил: sun (11.02.2017)
Просмотров: 137 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2017-2012
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Последние статьи
[20.05.2017]   [Другие статьи]
Колокола в собрании музея Свято-Покровского монастыря (0)
[15.05.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Колокол «Варлаам» на колокольне Софии Киевской (0)
[12.05.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Обыкновенное колокольное чудо (0)
[30.03.2017]   [Коллекционирование, исследования, атрибуция, каталогизация]
Твоя колокольная коллекция. Часть 2. (0)
Сделать бесплатный сайт с uCoz