Среда, 20.09.2017, 06:48
Сайт о колоколах и колокольчиках, о мире звучащей бронзы
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Ямской (дужный) колокольчик как физическое тело и сигнальное устройство [19]
Другие статьи [7]
История ямского (дужного) колокольчика и кустарного дужно-литейного промысла Росии [7]
Исторические колокола и звоны Украины [14]
Коллекционирование, исследования, атрибуция, каталогизация [10]
Колокольчики разного назначения [4]
Гужевая езда. Русская образцовая почта. [2]
Ученные-кампанологи России [4]
Ученные-кампанологи Украины [5]
Поиск
 Каталог статей
Главная » Статьи » Ямской (дужный) колокольчик как физическое тело и сигнальное устройство

Валдайский колокольчик Филиппа Терского 1802 года

Валдайский колокольчик Филиппа Терского 1802 года

(практикум выделения авторских отливок из числа экземпляров вторичного литья и несанкционированных копий)

Только теоретические знания и опыт, приобретенные в процессе исследовательской работы по изучению ямских (дужных) колокольчиков, как физического тела и сигнального устройства, а на этой основе и понимание особенностей практики литья их конкретным мастером, обеспечат видение того, чем отличается авторский экземпляр от вторичного литья и несанкционированных копий.

Вооруженный этими знаниями исследователь объективно и уверенно сможет выделить авторские колокольчики из числа других, подобных им, но произведенных другими литейщиками, в том числе и валдайскими, но не Ф.Терским.

Этот колокольчик из коллекции автора возможно отнести к подлинным изделиям мастера Ф.Терского.

Об этом свидетельствует его форма, типичная для валдайской практики литья. В частности:

- покатая крыша;

- особая послелитейная проточка пояса (небольшой валик с ребром на вершине и широкий желобок с захватом пространства вплоть до текста на юбке);

- нижняя проточка юбки после текста и до обреза;

- высокие в профиль буквы и цифры;

- четкие формы разделителей;

- характерное декоративное выполнение цифры «1» , стилистика цифр «8» и «2».

Вместе с тем, ремонтное ухо (вместо утраченного), отсутствие петли не дают возможности утверждать о подлинности колокольчика вполне категорически.

Коллекционерам, а тем более, исследователям ямских (дужных) колокольчиков колокольчик Ф.Терского хорошо знаком. Даже не имеющие колокольчика, подписанного именем Ф.Терского в своей коллекции, хотя бы однажды держали его в руках, видели на выставках, в каталогах, либо читали о нем в статьях о валдайском колокольно-дужном литье.

Такие колокольчики с аналогичной надписью на юбке, встречается трех размеров: большой, диаметром 112-115 мм., высотой до плеча 81-83 мм., массой 650-700 гр. Лишь две-три узкие проточки в виде кольцевых поясков на тулове являются скромными украшениями. Многие отмечают четкое построение колокольчиков Ф.Терского, как по вертикали, так и по горизонтали, их пропорциональность – геометрическую стройность: небольшое ухо, выдержанную покатость крыши, четкий пояс из валика и желобка, типичную для валдайских колокольчиков низкую петельку (под язык) с шириной, превышающей ее высоту, неизменный хорошо узнаваемый шрифт и цифры. Колокольчики эти все датированы только 1802 годом.

Еще два меньших составляют некую группу изделий с именем того же автора. Средний, с диаметром по обрезу юбки 107-109 мм. и  весом до 500 гр.(в отдельных случаях на десяток-два десятка граммов больше) почти полностью повторяет большой (за исключением пояса, состоящего из одного валика) и меньший, с диаметром 104 мм., повторяющий средний, с некоторым уменьшением веса (между 400 и 500 гр.). Принято различать их еще одной особенностью: написанием буквы «Ф» в имени мастера. В самом меньшем - это буква русского алфавита «Ф», а в среднем – старого русского написания – фита «Ө». Вот, пожалуй, и все, что мы знаем о колокольчиках этого мастера. Правда, меня поправят те, кто видели и другие отличия на больших колокольчиках, которые с тем же неизменным текстом на юбках, с теми же физическими величинами, но с украшениями тулова. Эти украшения разнообразны, иногда выполнены весьма аккуратно, придающие колокольчику импозантность – праздничность. Часто эти декоры в виде одноглавых орлов, реже маскаронов, расположенных на плече, розеток, ликов бородатых стариков, даже ангелов. Другого содержания декоры встречаются чрезвычайно редко.

Ряд колокольчиков этого мастера с характерными декорами тулова показан в книге А.А.Глушецкого об истории колокольного литья и литейщиков России.

Фото колокольчиков Ф.Терскова [Теркого] из книги А.Глушецкого

Многие считают все формы и виды подписных валдайских колокольчиков мастера Филиппа Терского редкими и даже уникальными, раритетами, истинными украшениями любой коллекции и выставки. Конечно же, это так. Однако существуют и другие мнения относительно этих отливок, с учетом их истинности, т.е. подлинности авторства Ф.Терского. Так, исследователь М.В.Суров в своей книге исследований древностей Вологодчины пишет, что в его коллекции колокольчиков Ф.Терского – 20 штук. Все они приведены в каталоге его коллекции и каждый может получить хотя бы и скупые, но сведения об этих колокольчиках, пару измерений и вес. Может быть, 20 колокольчиков одного литейщика в частной коллекции и много, тем более что, творчество автора отнесено от нас более чем на два столетия, однако, когда вся коллекция насчитывает 2,5 тысячи единиц, то это в процентном отношении к общему числу уже не кажется большим. Кстати, если брать во внимание сохранность дужных колокольчиков в 2-5% от всего объема произведенных более чем за век и всеми мастерами России, то та же пропорция сохраняется и относительно наработки и сохранности до наших дней товарных колокольчиков для любого отдельно взятого литейщика (цифры эти весьм относительны, никто просчетом не занимался, но большинство исследователей соглашаются с ними). То же в полной мере справедливо относительно количества колокольчиков, дошедших до нас, мастера Ф.Терского. Остается только узнать, сколько же изделий изготовил Ф.Терской. Сколько бы он их не отлил, а до нашего времени их дошло не больше, чем изготовлено другими мастерами (т.е. 2,5-5%).

Исследователь Ким В.А. в своем сводном каталоге-справочнике приводит данные о семи экземплярах больших колокольчиков, двух средних и двух малых. Исследователь Хрунов В.И.в каталоге личной коллекции «Колокольчики России» приводит сведения о четырех экземплярах больших колокольчиков.

Фото из книги Сурова М.В. колокольчиков Ф.Терского из его коллекции.

Суров М.В. описал в каталоге своей личной коллекции двадцать один экземпляр колокольчиков Ф.Терского – 12 крупных и 9 малых.

В большом труде об истории колокольного литья и литейщиках России А.А.Глушецкий сообщает о колокольчиках Филиппа Терского, и о том, в частности, что мастер занимался изготовлением их на продажу в конце XVIII и в начале XIX века. На приведенных выше фото из этого источника четыре фото колокольчиков Ф.Терского. Здесь хорошо видна их форма, украшения тулова, части физического тела колокольчиков, их пропорции по вертикали и горизонтали, тексты с юбок.

В соответствии с каталогом поддужных и подшейных колокольчиков в собрании Новгородского музея-заповедника здесь сохраняются пять колокольчиков Ф.Терского, из которых два больших диаметром 115 мм., украшенные по тулову одноглавыми орлами и три малых, не имеющих украшений, один из них с написанием именем мастера через букву «Ө». Такое количество заставляет усомниться в той редкости колокольчиков Ф.Терского, которую приписывает им народная молва.

Приведенные данные об известных колокольчиках Ф.Терского, достаточно хорошо описанных и введенных в научный оборот, порождают сомнения о подлинности этих колокольчиков, т.е. авторские ли это изделия? Возможно каких-то других авторов, но с именем Ф.Терского, которое значится на самих изделиях. Вопрос, все ли эти колокольчики, подписанные именем Ф.Терского, являются авторскими изделиями, остается открытым и ныне. Если нет, то какая часть из них является повторными отливками, а какая из них копии, в том числе, авторские, т.е. изготовленные самим мастером, в том числе и после 1802 года, а какие произведены иными литейщиками в Валдае и за его пределами и в любое другое время после 1802 года?

Наиболее полно колокольчики, подписанные именем Филиппа Терского, изучены Кимом В.А.. В его каталоге-справочнике помещена большая статья «Повторные отливки ямских колокольчиков». Фактически автор сделал открытие в области литья колокольчиков малых форм литейщиками XIX века, освоивших формовку новых изделий используя товарный колокольчик в качестве модели. Это дало возможность выпускать им новые аналогичные товарные изделия, не заявляя о себе ни коим образом на новом изделии, фактически производя несанкционированные отливки. А дело в том, что такой порядок приводил к сокращению затрат на производство товарной продукции (себестоимости), в частности, на изготовлении формовочной модели. Если имя литейщика на рынке колокольной продукции известно, скажем, того же Ф.Терского, а его изделия рассматриваются как раритеты, то это лучшая реклама и покупательский спрос обеспечен. Кто из покупателей колокольчика в XIX да и в XX веке мог бы сомневаться в истинности  авторства? Если написано «Ф.Терской», значит и изделие его!

При исследовании всех ему известных и доступных к исследованию колокольчиков Ф.Терского Ким В.А. уверенно выделял вторичные отливки. Опираясь на большой личный опыт в исследованиях, он мог почти безошибочно определить где (в каком колокололитейном центре) отлита такая «вторичка». Конкретного же изготовителя он никогда в каталоге не указывал. Видимо для этого необходим более широкий круг материала, т.е. вторичных и авторских отливок. Анализ их в совокупности давал бы основание к выделению признаков, повторяющихся на «вторичках». Это единственно возможный способ: рядом с авторским экземпляром поставить явную «вторичку», несущую на себе частности, замеченные на авторских отливках. Выделял Ким В.А. и третичные отливки. Это те, что получены путем использования в качестве моделей экземпляров вторичного литья. Это наиболее грубое литье, не оставляющее даже сомнений в его происхождении. Поэтому неслучайно, В.А.Ким, описывая одиннадцать колокольчиков Ф.Терского, указал на те отливки, которые являются вторичными и третичными и привел доводы, почему он так считает. Более того, он сообщает, где они, т.е. в каких центрах литья, произведены. Ким В.А. вооружает исследователей сведениями об особенностях литья в разных регионах и методикой работы с этими сведениями. Накопленные знания становятся инструментами атрибуции, ключами выделения из числа всех колокольчиков с именем Ф.Терского тех, что являются его авторскими изделиями. Как полагает Ким В.А. авторскими НЕ являются те, что украшены декорами по тулову, не считая кольцевых проточек, что характерны для валдайского литья; НЕ являются и те, что больше по диаметру, чем 115 мм. и весят хотя бы на 30-50 гр. больше 700 гр.; НЕ являются те, что имеют не валдайскую традиционную петлю под язык; НЕ являются и те, что имеют нетипичное строение уха. Конечно, возможно найти и другие признаки нетипичности, т.е. такие, которые свидетельствуют о вторичности происхождения, как впрочем, и конкретного не валдайского регионального происхождения. Они уже будут более заметны исследователю, имеющему опыт исследования дужных колокольчиков как физического тела и сигнального устройства. Авторские экземпляры абсолютно относимы к числу типичного валдайского регионального литья. Полагаясь на свой опыт, Ким В.А. из числа одиннадцати исследованных (восемь из его личной коллекции) выделил девять вторичных экземпляров. Только один из всех (приведенный в каталоге первым) он прямо отнес к авторскому литью Ф.Терского. Еще один, очевидно не из его коллекции, который он лично не исследовал в металле, остался под вопросом подлинности.

Опираясь на методику Кима В.А. мы находим, причем безошибочно, вторичные в собрании тех, кто упомянут выше: у М.В.Сурова – из 21 вторичных 18, у В.И.Хрунова – из 4 вторичных 3, в каталоге Новгородского музея-заповедника – из 5 (на фото приведены 3) вторичных 3, в книге А.А.Глушецкого – из показанных 4-х на фото вторичных 4. В каталоге Кима В.А. из 11 вторичных – 9. Таким образом, из списка в 45 колокольчиков, авторских только 6, т.е. 13,3%. И это очень много. Неправдоподобно много! И этому есть объяснение. Производить атрибуцию по фото - дело почти невозможное. Здесь принимаются к оценке лишь явные признаки несоответствия авторскому литью. Необходим колокольчик в металле: чтобы произвести исследования формы уха и петли, послелитейных проточек, «объема» в профиль шрифтов (букв), четкости разделителей. Из этих 6 экземпляров хорошо, если подлинников останется 3, т.е. чуть более 6% от общего числа, но и это очень много!

Выходит, что авторских работ Филиппа Терского среди  всех встречающихся имеем 6% т.е. шесть на сотню. Кто отлил «вторички» и копии и зачем? Вопрос «зачем» легко объяснить коммерческим интересом (их видимо, всегда хорошо покупали и за хорошую цену, даже не догадываясь о том, что это копии). Возможно, тогда это не имело принципиального значения: производитель товара тот, чьим именем он подписан. Тогда написанному веры было больше. А вот с вопросом «кто же их отлил?», или хотя бы «где их отлили?» следует разбираться.

Да, конечно, «вторичка», по большей части, колокольчик не совершенный, отличающийся по внешнему виду и звучанию, т.е производный от авторских. Однако передающий полностью форму, пропорции частей, составляющих колокольчик, а нередко и отделку, шрифты, цифры, декоры-разделители, форму уха, особенности строения крыши. В той же статье о вторичности литья Ким В.А. утверждает, что «вторичка» заслуживает такого же тщательного изучения, как и авторское литье, описания, атрибуции и сохранения для будущих поколений. Безусловно, все это – наше достояние, требующее уважения, изучения, описания и сохранения.

Интересны редкие факты, когда колокольчик явно не авторский, но и не «вторичка». Эти чрезвычайно аккуратной работы, часть из низ по весу легче авторских. Они ничем не уступают авторским, но то ухо не такое, то петля явно не из практики литья автора или региона. Это те же несанкционированные копии, что и «вторичка», но произведенные с новых формовочных моделей, специально изготовленных с полной копировкой надписей и цифр авторского литья. Это могут быть и авторские новые модели, и новый авторский ряд, повторяющий предыдущий, даже со старой датой 1802 года. Это право автора на тираж, но могут быть и несанкционированные, когда тот же модельщик, что готовил формовочные модели для автора, выполнил заказ на повтор формы колокольчика другому литейщику, а может и любой другой, выполняющий заказ на повтор «старой» модели Ф.Терского.

Вполне возможен смешанный вариант, когда производится  раздельное копирование путем формовки текста с подлинника автора и помещение его на новый колокольчик, отформованный уже с новой, специально изготовленной модели. Текст аккуратно переносят на новую модель для формовки. Вот и выходит – надпись авторская Ф.Терского – нет сомненья, а все остальное в колокольчике не его, и даже не валдайское, т.е. не региональное. И колокольчик по весу легче, чем у Ф.Терского. Это изделие новое, с частичной вторичностью, т.е. только надписи, сделанное в новых технических условиях, на десятки лет позже выпуска авторского.

Некоторые скажут, что такого не бывает! Бывает! Просто не всем удавалось держать в руках и тщательно исследовать такие колокольчики. Конечно, это не «вторичка», это несанкционированные копии. Достаточно взглянуть более внимательно на те четыре колокольчика, что показаны выше, из книги А.А.Глушецкого, особенно левую пару, чтобы согласиться с тем, что случаи такие все же бывают!

Но вопрос о том, кто же все таки эти мастера, хотя бы, откуда они, что изготавливали вторичные колокольчики с именем Ф.Терского, остается открытым. В.А.Ким в сводном каталоге-справочнике сообщает нам, где отливались вторичные колокольчики – Касимов и Вологодчина. Возникает вопрос о возможности участия в этом литейщиков Валдая, Слободского, Пуреха и других мест, где мастера в совершенстве овладели искусством создания формовочных моделей, формовки и, собственно, литья готовых колокольчиков.

Мастера Валдая, как авторы вторичного литья колокольчиков Ф.Терского.

Мастер Филипп Терской, колокольчики которого известны как датированные исключительно 1802 годом (нет и таких, которые были бы не датированы), мог отливать товарную продукцию и позже этого года, не меняя при этом ни датировку, ни текст. Нам пока неизвестно, сколько продолжалось его литейное дело и причины его прекращения. С большой долей вероятности можно допустить, что практика отлива продукции могла закончиться и в 1802 году. Качество его авторских работ высокое, использованные им приемы формовки и литья достаточно технологичны, такое качество отливок, как мы наблюдаем, требовало значительного навыка в этом сложном деле. Если он отливал товарные колокольчики, до 1802 года, то они были неподписными и теперь среди разнообразной неподписной продукции валдайских мастеров следует искать колокольчики Филиппа Терского, полагаясь исключительно на знание специфических, лично применяемых им приемов формовки, литья и послелитейной обработки изделий.

Странным является то, что хорошо налаженное дело производства товарных колокольчиков, прекратилось. Возможно даже при таком высоком качестве колокольчиков, Ф.Терской испытывал конкуренцию на рынке? Ведь 1802 годом датированы колокольчики мастеров Алексея, Ивана, Никиты Смирновых, Егора Лебедева. Серийные датированные именно 1802 годом «СЕЙ КОЛОКОЛЪ ГОРОДА ВАЛДАЯ». Если производственная база у него была невелика, как и средства к расширению дела, то соперничать на рынке, заполняемого даже за год большим количеством недорогих колокольчиков он не мог. Истинная причина прекращения выпуска колокольчиков этого мастера пока нам неизвестна.

Преемников не оказалось. Хотя нам известен завод Терсковых Ивана, Николая и Михаила. В очень небольшом количестве сохранились подписные колокольчики «МАСТЕР ИВАН ТЕРСКОВ ЛИЛ В ВАЛДАЕ» с диаметром 114-115 мм., высотой 100 мм., весом 600-620 гр. В каталогах и справочниках находим их:

- у М.В.Сурова – 1 (раздел 8 поз. 22.8)

- у В.А.Кима – 2 (разд. 7/2 поз. 1 и 2)

- в каталоге Новгородского музея – 1 (разд. Валдай, поз. 9)

- у А.А.Глушецкого – 1 (разд. Валдай, стр. 345)

- и наконец, единственный датированный экземпляр у В.И.Хрунова «1804 МАСТЕРЪ ИВАН ТЕРСКОВ ВЪ ВАЛДАЕЪ» диаметром 115 мм, высотой 99 мм. и весом 625 гр.

Нет сведений о том, являются ли владельцы этого завода, конечно, и сам Иван Терсков, родственниками или преемниками Филиппа Терского. Возможно, это и есть приемники производства, созданного Ф.Терским. Колокольчики, подписанные И.Терсковым по качеству литья, разработанной форме, оформлению, не идут ни в какое сравнение с колокольчиками Филиппа Терского. Уровень качества мастера Ф.Терского остается не превзойденным. Если это новые производители, а И.Терсков преемник, то до уровня качества литья и красоты изделий, выпускаемых ранее, он так и не поднялся.

Нашелся пока единственный колокольчик с надписью, где фамилия мастера Ф.Терского написана «Терсков»: «МАСТЕР ФИЛИПЬ ТЕРСКОВЪ ГОРОДА ВАЛДАЯ» диаметром 122 мм., высотой 115 мм. (с ухом), плотностью – 5 мм, весом 850 гр.!? Это вторичная (а возможно и третичная) отливка с колокольчика Ивана Терскова с заменой имени «Иван» на «Филипп».

фото из частной коллекции

Это новое изделие, выходящее из ряда исследуемых, не является ни вторичным от колокола Ф.Терского, ни его копией, поскольку произведено другим литейщиком с указанием своего имени. Таким образом, этот колокольчик не объясняет ситуации с вторичным литьем колокольчиков мастера Филиппа Терского 1802 года на Валдае.

Другое дело колокольчики Ф.Терскова [Теркого] (фото выше по тексту) показанные в энциклопедии литейщиков А.Глушецкого: левая пара с маскаронами расположенными на плече и правая пара с одноглавыми орлами и бородатым лицом старика между ними (см. фото в этой же статье ниже по тексту). Левая пара, быстрее всего, вторичное литье с Валдая. Аналогичные колокольчики с такими же маскаронами мы находим в этом же источнике стр. 341. Это изделия Алексея Смирнова, датированные тем же 1802 годом. В равной степени и эти колокольчики А.Смирнова – вторичное литье того же мастера, что отлил с маскаронами на плече, колокольчик подписанный именем Ф.Терского. Они вообще могли быть отлиты в одно время, т.е. готовились параллельно. Велика вероятность того, что эти колокольчики вообще являются копиями, т.е. изготовленные с новых формовочных моделей. Общеизвестно в исследовательской среде, что валдайскому литью не свойственно декорирование тулова вообще, тем более на изделиях 1802 года. Они все не декорированы ни в каких частях. В качестве декоров лишь знаки-разделители между словами. Здешние мастера придерживались простоты и строгой элегантности в форме. Валдайский колокольчик «брал» покупателя «звоном валдайским», а не эффектными украшениями. Поэтому эти маскароны на валдайских формах смотрятся чем-то чужим, не органичным, даже нелепым.

фото колокольчиков А.Смирнова из книги А.Глушецкого

Фото колокольчиков Ф.Терскова [Теркого] из книги А.Глушецкого

Но откуда же тогда взяты эти маскароны, как они попали на Валдайские колокольчики? Оказывается, их родина – Кунгур Пермской губернии, а «родители» – мастера Василий Святухин (с 1811 года) и Петр Кожевников (1813 г.), о которых сообщает нам работа А.Глушецкого, стр. 381.(фото  колокольчиков мастеров Кожевникова(верхний ряд) и Святухина (нижний ряд)).

фото колокольчиков мастера Кожевникова из книги А.Глушецкого

фото колокольчиков мастера Святухина из книги А.Глушецкого

Вот здесь эти декоры авторские и их включение возможно и оправдано.

Где же отливалась эта пара колокольчиков с маскаронами Ф.Терского? На Валдае ли? Возможно и нет. Надо исследовать эти отливки на признаки, обязательно характерные для валдайского литья. Если их нет, то все это может быть продукцией касимовских мастеров 60-70 годов.

Мастера Касимова, как авторы вторичного литья колокольчиков Ф.Терского.

На тех же фото из книги А.А.Глушецкого (правая пара) явно вторичное литье (см. текст на юбке) отлиты, так же тщательно, как и левая пара, но имеют несколько другую форму, более свойственную литейщикам Касимова, но с сохранением частностей – валдайских традиций. Это несанкционированные копии. Бережно сохранены подлинные тексты, форма и даже послелитейные проточки. Эти колокольчики из средней группы с диаметром 107-109 мм. В них должна стоять касимовская петля треугольной формы, изготовленная из кованого прута. Декоры тулова в виде одноглавого орла с короной встречаются на касимовских колокольчиках весьма редко. Лишь со второй половины 60-х годов здешние мастера брали пример украшений тулова по уже сложившейся практике в Пурехе. Такую практику наблюдаем у мастеров Кислова Н.И., Мазурина Е., Мамонова И.И., Ленина С. Само изображение такого орла (детали,  включая мелкие на оттиске) находим у пурехского мастера Трошина М.Я (1868 г.) и Веденеева Ф.А. (того же года), чуть позднее у Скурова И.Т. (1870 г.).

Декоры с колокольчиков из коллекции автора статьи (ручные прорисовки выполнены им же):

мастер Веденеев мастер Трошин мастер Скуров

Декор, изображающий бородатое лицо старика так же находится среди пурехских украшений тулова – у Якова Малышева (1872 года).


Фото из коллекции автора

В описании каталога Ким В.А. раздел 7/«а»поз. 1-7, поз. 7/«б» поз. 2-3 упоминает о вторичном литье, произведенном в Касимове относительно трех колокольчиков Ф.Терского. В Касимове выполнены и два вторичных колокольчика Ф.Терского из собрания Новгородского музея  (фото из каталога, стр. 42)

фото колокольчиков из каталога Новгородского музея

Они также украшены на тулове орлами. Выполнены эти вторичные отливки, очевидно, одним и тем же мастером, о чем свидетельствуют идентичные особенности формы ушей, кольцевых проточек крыши (яркая и редкая особенность), хотя изображение орлов разное, что может объясняться временным разрывом в изготовлении, они идентичны даже в частностях. Исходя из этого, какая-то часть вторичных отливок и несанкционированных копий, наиболее хорошего качества, с колокольчика Ф.Терского 1802 года, явно выполнялась именно в Касимове.

Мастера Вологодчины, как авторы вторичного литья колокольчиков Ф.Терского.

Наиболее грубые вторичные отливки с колокольчика Ф.Терского (о которых упоминает Ким В.А. в трех случаях) осуществлялись мастерами Вологодчины. Здесь выполнялись таковые даже с колокольчиков, служивших формовочными моделями из числа вторичного литья, получая третичные отливки. Получаемые изделия уже так далеки от оригинала, т.е. авторских изделий, что отличаются и формой уха, и плохой послелитейной обработкой, а главное  – толщиной стенок, диаметром и весом, приведших к резкому ухудшению внешнего вида качества звука, неаккуратности текстов. Это выдает их с лихвой, поскольку вес таких колокольчиков доходит до 900 гр.

Мастера Слободского, как авторы вторичного литья колокольчиков Ф.Терского.

Хотя следа слободского традиционного литья во вторичных отливках колокольчиков Ф.Терского не обнаружено, это не может свидетельствовать об отсутствии такового в принципе. Необходимо владеть знаниями о слободском литье вообще, особенностями практик их литья, чтобы среди вторичных отливок колокольчика Ф.Терского найти те, что отливались именно здесь. Эту исследовательскую работу с большой долей успешности, т.е. обнаружения искомых отливок, могли бы выполнить слободские коллекционеры-исследователи. В первую очередь необходимо тщательным образом изучить все отливки, во всем многообразии, колокольчика Ф.Терского, собранные на вятской земле и отграничить по уже наработанным признакам от литья других регионов. Следуя таким путем, возможно достичь результата – выделения из всего многообразия колокольчиков, подписанных именем Ф.Терского тех, что отливались именно слободскими мастерами.

Несколько выводов в заключение.

Во-первых: в числе колокольчиков «1802 * МАСТЕР: ФИЛИПЬ: ТЕРСКОЙ * ВЪ ВАЛДАЕ *» как с диаметром 114-115 мм., так и более мелких, значительное число тех, что изготовлены как вторичное литье. Таковые изготовлены как мастерами Валдая, так и за его пределами значительно позднее 1802 года, указанного на авторских изделиях.

Во-вторых: из числа всех подписанных именем мастера Филиппа Терского колокольчиков, сохранившихся до наших дней, авторских, т.е. подлинных, отлитых им в 1802 году, не более шести процентов, возможно и еще меньше – 2,5-3%.

В-третьих: Выделить из общего числа колокольчиков авторские отливки возможно только опираясь на знания особенностей практики литья валдайских колокольчиков местными мастерами и в особенности, лично Филиппом Терским.

В-четвертых: без знания валдайского колокольчика как физического тела и сигнального устройства, отличий его от других колокольчиков, отлитых в иных регионах, выделить вторичное литье, тем более, несанкционированные копии и отыскать подлинники – авторские отливки Филиппа Терского – пустое и невозможное дело.

К этим же выводам пришел и исследователь, автор-составитель каталога-справочника Ким В.А. В разделе 7/1 (стр. 223) он пишет: «Пока неизвестно, сколько лет отливал колокольчики Ф.Терской, но они встречаются только с датой 1802 г. Авторские отливки: маленькое ушко, гладкое тулово, низкая трапециевидная петля, кованый язык, встречаются редко. Большинство встречающихся колокольчиков Ф.Терского 1802 года являются повторными и третичными поздними отливками разных мастеров в разных центрах производства». Здесь же составитель каталога приводит прорисовку юбочной надписи и физические величины колокольчика, являющегося, по его мнению, авторской отливкой.

Фрагмент страницы каталога Кима В.А., находящегося в распоряжении автора статьи.

Что легче: выделить вторичные или выбрать из числа всех, встречающихся с аналогичной надписью по юбке, только авторские? Вроде бы одно и то же, но при разном применении сил. В первом случае – знание вторичного, третичного литья и возможных копий, во втором - точное знание тех, что авторские.

При любом положении, в исследовании следует опираться на следующие знания и рекомендации:

1. Валдайские колокольчики традиционно не украшались никакими декорами по тулову. Мастера Валдая полагались на то, что колокольчик не игрушка, а сигнальное устройство. Для них красота изделия вторична, а звучность первична. Исходя из этого, на тулове кроме кольцевых декорных проточек ничего быть не должно. Чаще всего тулово гладкое, проточки затерты и не видны (о тулове, и в частности, валдайских колокольчиков, см. статью на этом же сайте).

2. Ухо валдайских колокольчиков, особенно в начальном периоде их изготовления и до 1816 года – низкое, заоваленное по краям, часто с просветом, смещенным ближе к крыше (об ушах, и в частности, валдайских колокольчиков, см. статью на этом же сайте).

3. На авторских колокольчиках шрифты невысокие, как правило, выглядят четко (не размазанные по краям), буквы и цифры литейно выполнены достаточно высокими в профиль (о текстах и шрифтах на юбке см статью на этом же сайте).

4. Петля на валдайских колокольчиках низкая, ее ширина много больше высоты, по форме низких широких трапеций. Выполнены ковкой из прутов сечением не более 5-6 мм. (о петлях более подробно см. статью на этом же сайте).

5. Масса авторских изделий с диаметром 114-115 мм. близка к 700 гр., иногда незначительно больше, на 10-20 гр. С диаметром 107-109 мм. до 450 гр., иногда и чуть меньше или больше. Диаметром 104 мм. всегда менее 450 гр.

Вообще есть сомнение в авторстве Ф.Терского этих мелких форм.

Тяжелые и грубые отливки явно вторичные, а те, что чрезвычайно тяжелы (толстостенные) с превышением веса в 100-150 грамм, и вовсе третичные. Эти уже не совсем пропорциональны, со странной конфигурацией ушей, коваными (массивными) и, возможно, даже литыми петлями.

Выделить вторичное литье, выполненное валдайскими мастерами – задача не из легких. Валдайские мастера позднего периода литья изучили не только технологии литья, но и литье самого мастера Филиппа Терского и других литейщиков начального этапа производства. Они прибегали к ухищрениям: производили новые модели для формовки, строго придерживаясь даже стиля Ф.Терского. Такие отливки бывают легче авторских (на 50, а то и на 80 гр.). Причина уменьшения веса лежит в экономии металла без ухудшения общего качества изделия. Выделение таких копий – дело наиболее трудное, но со временем накопления исследовательского опыта и она может быть успешно решена.

Можем ли мы допустить, что исследователю хоть однажды будет предоставлена возможность из 100 экземпляров колокольчиков, подписанных именем Филиппа Терского, выбрать эти 6%, или даже еще меньше. авторских. Врядли такое возможно!

Но то, что каждый из исследователей хотя бы однажды, был поставлен к задаче атрибуции колокольчика Ф.Терского, т.е. выделения его работы из многообразия не авторских экземпляров (что заведомо известно), – это вполне реально! Необходимо помнить, что на практике выйдет так, что и в сотне, подписанных именем Ф.Терского, авторских может не оказаться вовсе. И это вполне реально. Дело в том, что равномерности включения авторских в среду «вторичек» и копий никто не обеспечивает. Даже исследовав десятки колокольчиков с именем Терского в период десятилетий, возможно и вовсе не встретить ни  одного авторского. Тогда у исследователя может возникнуть вопрос, а есть ли они вообще? Затем о методе, изложенном здесь: «Возможно он неверен?» и мы «выплескиваем воду вместе с младенцем». В исследовательском деле надо быть не только внимательным и принципиальным, но и честным. Авторские есть, но они редки, поскольку, очевидно, работы Ф.Терского более любых других копировались и по коммерческим причинам отливались «вторички» во многих центрах литья и продолжительное время.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Обратимся к любезно предоставленному коллекционерами Украины фотоматериалу, где изображены колокольчики Филиппа Терского. Это в большинстве своем колокольчики вторичного литья, выполненного неизвестными литейщиками из неизвестных центров литья. С большой долей вероятности можно допустить, что их авторы с Валдая.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Это третичная отливка неизвестного мастера быстрее всего, не валдайского. Эти колокольчики с буквой «Х» на дне (хорошо видно на фото) уже исследованы Кимом В.А, и обозначены в каталоге – раздел 7"б" поз. 3к. (стр. 224-225).

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Два колокольчика вторичного литья, возможно валдайских мастеров.

Правый большой, левый малый отлиты несколько позже времен работы Филиппа Терского. Они имеют, за счет изгиба тулова некоторую каплевидность формы.

О вторичности литья большего колокольчика (правый) свидетельствует четкий, сформированный из валика (верх) и желобка (низ) пояс, не совсем характерная для валдайского литья форма уха (у обеих колокольчиков, особенно малого, характерное касимовское ухо), размазанные, нечеткие тексты по юбкам.

Относительно меньшего, есть основания полагать, что колокольчики такой формы и с такой надписью не производились Филиппом Терским вообще.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Колокольчик вторичного литья неизвестного мастера и неизвестного центра производства, подписанный именем Филиппа Терского через маленькую  букву "ф".

Достаточно спорное изделие относительно производителя в первичном литье. Быстрее всего, к литью Филиппа Терского колокол не имеет никакого отношения.

Вместе с тем, отслеживаются следы валдайского литья (ухо, пологость крыши, форма юбки).

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Колокольчик наиболее близок к авторским, о чем свидетельствует достаточно хорошо отлитая надпись, правильные проточки валика на поясе, геометрия крыши. Вместе с тем, твердо утверждать о подлинности изделия не представляется возможным, поскольку здесь явно выражено некоторое несоответствие геометрии уха и пояса с валдайским литьем. Отсутствие на фото петли или хотя бы  места ее посадки еще более усложняет дело атрибуции.

Следует отметить, что на колокольчиках Филиппа Терского не всегда строго по центру уха выполнялся просвет. Часто имело место его опускание к низу, что хорошо видно на этом колокольчике.

Следует дополнительно отметить, что послелитейная токарная обработка произведена в части геометрии валика так же как у Филиппа Терского, но отсутствует углубление после него, выполняющее роль желобка. Таким образом, после валика у нас фактически нет геометрии желобка, а все выполнено как обычная проточка юбки сверху.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Колокольчик завода Ивана Терского с надписью по юбке "филипп терсковъ". Производитель колокольчика заменил имя «Иван» на «Филипп», преследуя цель успешной реализации таких колокольчиков.

Настоящий колокольчик является вторичной или, скорее всего, третичной отливкой с первоначального колокольчика производителя Ивана Терскова с его именем.

К исследуемому ряду вторичного литья с изделий Филиппа Терского отношения не имеет.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Ким В.А. справедливо утверждал, что вторичные экземпляры литья колокольчиков не могут быть вовсе обесценены. Любая копия, с чего бы то ни было, сделанная талантливо и аккуратно, уважительно к подлиннику, является сама по себе объектом исследования. В литье колокольчиков «вторичка» – интереснейший объект для исследования. Во многих отношениях она свидетельствует не только о популярности колокольчиков Ф.Терского, но и является свидетельством творчества тех литейщиков, которые ее изготовили.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Эта статья является пробой разработки методики исследования дужных колокольчиков вообще, и в частности, колокольчиков Филиппа Терского, датированных 1802 годом, с целью выделения из вторичного и третичного литья авторских отливок, действительно созданных талантливым валдайским литейщиком Филиппом Терским.

С.Сукач, февраль-сентябрь 2016 г.

Перечень используемой литературы и источников.

1. Боев А.А. «По следам звонких странников», сборник статей о колоколах и колокольчиках, издательский дом Академии им. Н.Е.Жуковского, Москва, 2015г.

2. Ганулич А.К. «Слышен звон бубенцов издалека...», Советская Россия, Москва, 1990 г.

3. Глушецкий А.А. «Колокольное дело в Росии во второй половине 18 – начале 20 века», издательский дом «Экономическая газета», Москва, 2001 г.

4. Глушецкий А.А. «России бронзовое слово. О чем говорит дужный колокольчик», центр деловой информации еженедельника «Экономика и жизнь», Москва, 2007 г.;

5. Духин И.А. «Валдайские колокольчики», журнал «Памятники отечества», Москва, 1990г, №2.

6. Ким В.А. «Ямские колокольчики и бубенцы» сводный каталог-справочник, том 1 «Описание ямских колокольчиков и бубенцов по губерниям России и мастерам 1802-1917 г.г.», г. Ростов Великий, 1998 г.

7. Ким В.А. «Повторные отливки ямских колокольчиков», там же.

8. Лапшин А. «Опыт бронзового литья в русских традициях», Рыбинск, 2001г.

9. Сукач С.И. «Ямские (дужные) колокольчики в Украине» (каталог-справочник)» том 1, Сумы, издательство «Ярославна», 2009 г.

10. Сукач С.И. «Ямские (дужные) колокольчики (статьи и исследовательские материалы)» том 2, Сумы, издательство «Ярославна», 2009 г.

11. Суров М.В. «Вологодчина: невостребованная древность», издательство ООО «Полиграфист», г. Вологда.

12. Хрунов В.И. «Колокольчики России» каталог коллекции, г.Москва, издательство «Химия и жизнь», 2000 г.

13. Яковлева Н.П. «Поддужные, подшейные колокольчики и бубенцы и ботала в собрании Новгородского музея-заповедника» каталог, г. Великий Новгород, 2010 г.

 

Категория: Ямской (дужный) колокольчик как физическое тело и сигнальное устройство | Добавил: sun (04.10.2016)
Просмотров: 682 | Рейтинг: 4.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2017-2012
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Последние статьи
[22.07.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Большой колокол харьковского Свято - Благовещенского храма (0)
[21.07.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Колокол Якова Скоры (0)
[14.07.2017]   [Исторические колокола и звоны Украины]
Колокол Якова Скоры (0)
[20.05.2017]   [Другие статьи]
Колокола в собрании музея Свято-Покровского монастыря (0)
Сделать бесплатный сайт с uCoz